Сегодня мы публикуем фрагмент повести «Вожди и визири» Фёдора Быханова, вошедшей в лонг-лист литературной премии Bookscriptor в номинации «фантастика/фэнтези».

Фёдор Быханов – родился 10 июня 1957 года.

Член Российского союза писателей с 2014 года. Член Союза журналистов России с 1979 года. До выхода на пенсию весной 2018 года работал заместителем главного редактора газеты «Моя Земля» Бийского района Алтайского края. Первые материалы опубликовал в газете «Колос» Егорьевского района. В 1996 году стал лауреатом Премии Милиции Алтая за романы «Попутчик» и «Неоконченное следствие». Такую же награду получил в 1998 году за книгу карикатур о милиции. И снова стал лауреатом в 2003 году – за серию очерков о сотрудниках МВД.
Перу Федора Быханова принадлежат 14 приключенческих и фантастических романов, 5 романов в стихах, десятки повестей, сотни рассказов и стихов, а также более трех тысяч карикатур. В 2017 году награжден муниципальной медалью «За труд на благо города Бийска», памятной медалью ЦК КПРФ «100 лет Октябрьской революции», Почетной грамотой Правительства Алтайского края и памятными часами губернатора региона. Ветеран труда Алтайского края.

Вожди и визири

Глава пятая

Мудрое   решение.

Долго гремели и рокотали тамтамы на весь свет, неутомимо призывая отовсюду на Богатый Остров достойных помощников Нынешнему Вождю. И на самом деле был очень даже уважительный повод усердно бить в кожаные бока своих национальных инструментов умелым ударникам-тамтамщикам. Специалистам, с самым что ни есть консерваторским образованием.

С известных пор все в столице пошло наперекосяк. Отсчет чему историки связывали с момента появления на руинах Обсерватории Тени прошлого Владыки. Некогда оскорбленная память о нем уже успела потерять свою прежнюю актуальность.

И вот – нате вам снова только о нем и судачат, как политически подкованные островитяне, так и те, кто консенсус еще со школы путает с косинусом.

Тем не менее, тень прошлого с каждым новым часом все неумолимее влияла на современное течение жизни беспечных островитян. Образ бывшего правителя, вызванный случайно к жизни жемчужным сном правителя нового и роковой оговоркой его Визиря по имени Переменчивая Зорька, укреплялся в сознании современников.

Причем, по мнению лиц, причастных к руководству Богатого Острова, не совсем благодушно. Наоборот – следовало ожидать серьезных перемен в виде общественного катаклизма. Так как призрак Прежнего Вождя не терял времени даром. Он неумолимо выводил островитян из их полусонного состояния. Настраивал к яви. При которой стали видны все ошибки, допущенные в деятельности его приемника.

Особенно явно это было заметно на фоне руин исторического объекта. Тех самых, что мрачно нависали над окружающим ландшафтом, несмотря на популистские обещания отремонтировать их, высказываемые в ходе выборов всеми, кому ни попадя – Вождём, его Визирями и даже заочными островитянами – Жрецом, да Шаманом с их тягой ко всему интернациональному, особенно имеющему хождение в качестве наличной монеты.

Но так долго продолжаться не могло. Власть имущие чиновники опомнились. И взялись-таки за дело. Теперь же , дабы окончательно убедить подданных в своих организаторских способностях, и окончательно развеять память о почившем в бозе предшественнике, начались различные мероприятия. Как бесполезные, так и сулящие их участникам удовольствие.

Как случилось в главном общественном здании Богатого Острова – Караван-сарае, где проводились накануне обе вечери – официальная и тайная. Теперь же  голодные приближенные, еще менее сытого начальства, решили выйти из-за пустых столов и заняться руинами вплотную.

Перво-наперво следовало вернуть Обсерватории прежний величественный и мудреный вид, а зрителям – заветные окуляры вездесущих телескопов с таинствами и секретами заморского существования.

А то, в ожидании возвращения чуда окружающий народ уже не молчал, а наоборот – скандировал такое, от чего впору было хвататься за голову.

 – Данайцы нужны! И наличными! –  требовали счастливые островитяне, готовые, при первой команде начальства тут же засучить рукава на благо общего дела.

Однако Вождь молчал.

Не просто так, разумеется. Вел мозговой штурм ситуации. В уме прикидывал различные варианты того, как можно наиболее далеко послать наглых вымогателей. Вплоть до демонстративных порок рогатых длиннохвостых пальмовых дикообразов. Где мамы животных объяснят абсурдность требовать наличные там, где их не бывает по самой своей природе! Когда же случается их чудесное появление, то они словно растворяются в воздухе, напитанном местным богатством. Причем, без промедления. Сразу же, после доставки очередной порции ценного гуманитарного содержимого для общественной  кассы.

Но понимал Вождь и саму сложность выхода из столь  патовой не по шахматному ситуации. И прежде бывало так. Случалось в такие моменты, когда  следовал посыл протестующих лиц. Причем –  всех сразу и без объяснений. Далеко - по нужному адресу. А именно – в их бытовую норку.

Но такой выход был бы  слишком простым шагом. Как невозможным был теперь и достаточно трудоемкий и дорогой процесс организации демонтажа руин, дабы не шастала по ним роковая Тень.

Все же проблемы начались от того, что давно не завозили данайцы с материка. Без них же, куда не кинь – везде – клин!  Не имея средств реальной материальной заинтересованности строителей, нечего было и огород городить.

И все же не зря Вождь будоражил свои извилины личного серого вещества.

Он отыскал способ справиться с возникшей проблемой, о чем и заявил, впервые за несколько часов разлепив свои влиятельные уста:

– Обложим налогом гопаки и твисты.

Затем фонтан мудрости забил с неистовой силой.

 – Повысим сбор за топтание босыми пятками! – провозгласил Вождь. – Никого не оставим без участия в пополнении бюджета острова!

Сотрудники прямо-таки ахнули от восторга. Умилились проявлению мудрости. Кроме тех, кто знал реальную подоплеку происходящего. Ведь, исключительно из-за вчерашнего посещения Караван-сарая не удалось Вождю даже прикорнуть. Так что всю ночь страдавший бессонницей, он был готов и не на такое.

Усмирить поток государственной мудрости можно было только одним путем – возвращением обычного распорядка. С обязательным получением самого важного обитателя покоев с подушками и одеялами очередного сеанса «праведного сна!». И к этому следовало стремиться, дабы не пострадать еще, при этом, пуще. Как это бывало прежде. И по той же причине –  от дурного умонастроения повелителя.

Первым этот тонкий намёк замаскированного покушения на вотчину его как шоумена, заставил действовать Переменчивую Зорьку.

Гены выживания и самосохранения помогли ему  вспомнить все то, чему учила многолетняя практика царедворца. Так что и доклад появился по данному случаю с обоснованием его основного постулата – средств не будет!

 – Наличные и тогда в кассу не соберем! – навел он первые сомнения на проект наполнения бюджета будущего строительства. – Все и теперь в основном рассчитываются бартером.

В голове же пронеслись и были озвучены сладостные воспоминания о недавней счастливой находке коричневого цвета:

 –  Благо не иссякли еще на счастливые сюрпризы улочки нашего Богатого Острова.

Визирь потупил свой лукавый взор:

 – А их источником являются две важные вещи – аппетит и удои.

Призадумался тут Вождь, а с языка сорвалось:

– Научно обоснованно ситуацию Визирь толкует.

Да и сам он, как стало ясно из дальнейшего вещания на уши придворных, не зря учился в прошлом в школе однокрасочных на материке, прежде чем переключиться с основ обобществления всего окружающего на единоличное владение таковым.

Себе под вислый нос он пробормотал истину:

 – По налогу принесут ту же самую коричневую краску.

И с горечью констатировал:

 – Хоть пиши на камнях, хоть удобряй головешки бамбукового экрана. От этого стены сами собой из руин не поднимутся!

Только и неожиданное счастье бродило, как обычно – рука об руку с надоевшей всем бедой.

Пока хмурился величественный шеф, да волнами при этом ходили складки по широкому челу Вождя, сам Визирь отыскал лучший выход. Он быстро догадался о том, как ограничить появление на улицах коричневых сюрпризов. Придумал, как островитян, не имеющих больше возможности разжиться на халяву лепешкой-другой, заинтересовать  получением этого добра за добросовестную работу на предполагаемом восстановлении Обсерватории.

Визирь, совершив череду ритуальных телодвижений, дал волю и не менее ловкому, чем поясница, языку.

 – Предлагаю национализировать корову, – произнес Переменчивая Зорька. –  И строго наладить сбор её даров.

Гениальность его слов проявилась в том, что никто не отважился добавить к ним что-то из результата шевеления своих мыслей. Так что предложение приняли за основу и утвердили без внесения поправок и дополнений.

Протокол вселил официальную поддержку замыслу Переменчивой Зорьки. Но вскоре вновь понадобилось собираться всем вместе, не считая подданных. Так как неожиданно возникли непредвиденные трудности.

Оплату за труд потребовали и пастух, выгуливавший драгоценное животное, и человек с тележкой, исправно собиравший коричневые дары, некогда бывшие зеленой травкой и листиками. На них двоих уходило как раз все то, на что способна была буренка.

А если и оставалось что, все, до последней щепоти забирали в качестве мзды ревизоры, строго следившие за использованием национализированного достояния и повышением его полезной производительности.

Снова провели правящий совет.

На нем разносторонне и широко выступал правитель и односторонне – сверху вниз – втягивали головы в плечи все остальные участники исторического события.

 – А как бы поступил ты? – поставил перед собой задачу Нынешний Вождь.

По его просветленному облику окружающим стало ясно, что начальник мог представить ситуацию, при которой корова стала после личной национализации еще и его движимым имуществом.

Как всегда предвосхитил вопрос и лично на него ответил Визирь:

– Я бы выгнал пастуха.

Этим кардинальным шагом Визирь ограничиваться не стал:

 – Все одно корова бродит где попало. Выгнал бы и сборщика краски. Пусть она сама сыплется в тележку, привязанную прямо к животному.

Все снова, уже второй раз за время одного важного мероприятия, восхитились гениальным решением проблемы, позволившим так сильно укрепить независимость Богатого Острова от любых напастей, что даже встретили в штыки появление на пороге чума делегации, долгожданных прежде,  «Пахарей снегов».

Вождь был к ним неумолим:

 – Или предъявляйте новые требования к былому Вождю, или возвращайтесь к своему подлёдному жемчугу!

Еще и улюлюканье услышали гости, когда сказали, что готовы помогать в восстановлении Обсерватории. О чем сообща решили на своих северах сразу же, едва прознали там о необыкновенных новостях островитян. В том числе услышали про Тень на развалинах обсерватории и поняли, что еще не всё потеряно на Богатом Острове.

Холодный прием северян их не смутил. Они нашли, что ответить на обидные возгласы и недвусмысленные жесты негостеприимных теперь к ним сановников.

 – Нет у нас к руководству строительного объекта материальных  претензий, – раздалось четко, как во время выступления пионеров на пленуме однокрасочных. –  Все тип-топ и гарно.

Еще и бальзам пролился на раны обнищавшего сообщества важных людей, когда приезжие поделились планами на скорое будущее.

 – А за работу даже краску брать с вас не станем, – донеслось от «Пахарей снегов». –  Обойдёмся частью будущих доходов.

Возникшая тут же, как из-под земли мелодия чуткого на ухо Визиря дипломатического засланца маэстро Бахбародинского под названием «Ах жемчуг ледяной на речке»,  чуть было не убедило хозяев принять предложение гостей.

Но все получилось иначе. Полагающуюся ему плату за помощь и лоббирование своим искусством интересов «Пахарей снегов» ловкий дворецкий и не менее талантливый песнетворец, однако, не получил. Остался ни с чем и в будущем. В том числе  и теперь, когда совсем не ожидаемой была реакция старшего тостующего за столом к тем, кто приготовил ложки, но еще не был допущен к главному блюду.

Отказ их от претензий к Прежнему Вождю так обидел Нынешнего руководителя Богатого Острова, что повелел он гостей выпроводить вон немедленно. Да еще и без официально полагающейся отметки на командировочных плоскодонных пирогах.

В коих и отплыли восвояси, несостоявшиеся «помощники». Сделав это под язвительно гремевшую из тамтамов новую песнь на слова Переменчивой Зорьки и музыку маэстро Бахбородинского, вошедшую в историю культуры под названием «Пошли вы с жемчугом своим от берега до берега!».

Музыкальная композиция оказалась совершенно к нужному месту. Всех, до слез развеселили ее ноты и особенно - слова.

Кроме одного –  самостоятельно, в эту минуту,  подлетавшего к Богатому Острову шамана месье Макароноухого...


Переходите в редактор и начните писать книгу прямо сейчас или загружайте готовую рукопись, чтобы опубликовать ее в нашем каталоге!