Сегодня мы публикуем фрагмент романа «Пусть всегда будет солнце» Елены Бумагиной, вошедшей в лонг-лист литературной премии Bookscriptor в номинации «Young Adult».

Елена Бумагина 

Родилась в городе Рыбинске, окончила с отличием факультет русской филологии и культуры Ярославского педагогического университета. Писала малую прозу и была активным участником сайтов сетевой литературы. В 2009 году вошла в пятерку финалистов онлайн отбора, который проводило литературное агентство «Гумен и Смирнова» совместно с организаторами Московского книжного фестиваля, и представляла команду «сетевых авторов» в прозаическом слэме. Роман был написан после длительного творческого перерыва и закончен в 2015 году.

                                                Пусть всегда будет солнце

           ...Ну и пылища! В этот шкаф, наверно, десять лет не заглядывали! Или заглядывали только затем, чтобы впихнуть еще один никому не нужный альбом с фотографиями. Папки, тетради, разномастные альбомы, да просто пачки листов – все это было засунуто в старый, пахнущий плесенью шкаф в два ряда, а остальное втиснуто сверху. До этой вавилонской пирамиды нельзя было даже дотронуться, чтобы тут же не поднялось облако пыли. Зоя закашлялась и закрыла нос рукой.

              - Да тут работы на месяц!

            Им было приказано разобрать все содержимое шкафа, рассортировать, наклеить на корешки бумажки с годом и поставить обратно в хронологическом порядке. Эту комнату не зря до сих пор называли «пионерской», хотя на двери и висела новенькая табличка «конференц-зал». Это была натуральная капсула времени: с выцветшими знаменами и вымпелами, с вереницей помутневших кубков и наград за достижения, которые уже давно никто не помнил. Новым в этом помещении был только большой стол, за которым проводили планерки и собрания персонала. А вокруг него громоздились культурные слои, в которых запросто можно было проводить археологические раскопки. Зоя провела пальцем по деревянной раме. За стеклом висела нарисованная от руки карта военно-полевой игры «Зарница»: красными и синими стрелочками были указаны передвижения отрядов. Мила откопала в угловом шкафу старый горн и пыталась потрубить. Но выходило только натужное кваканье.

            - Давай за работу уже, - проворчала Зоя. – Нам же еще расписание кружков писать. Я не понимаю, у них что, нет принтера?

- Да есть у них принтер. Но тут так принято – все оформляется руками. В прошлом году даже стенгазету выпускали, представляешь?

Чихая и чертыхаясь они выгрузили стопки альбомов на середину стола и принялись перебирать. Как правило, на первой-второй странице был указан год и смена, Зоя аккуратно переписывала их фломастером, клеила стикер на корешок, откладывала альбом и тянулась за следующим.

            - Тысяча девятьсот семьдесят третий, вторая смена. Ой, ну и шмотки у них! – говорила Мила. Зоя в это время зависла над черно-белой фотографией полуголых детей, увешанных водорослями. Головы их украшали короны из фольги. «Третья смена 1986 г., День Нептуна» - гласила надпись под ней.

            - Я надеюсь, эта традиция тут уже отмерла, - проворчала она, захлопнула альбом и налепила на него стикер «1986».

            Через пару часов глаза у них уже отказывались фокусироваться на черно-белых лицах сменяющих друг друга поколений пионеров. Мила рисовала закорючки на обрывке бумаги, а Зоя меланхолично листала очередной пыльный альбом.

            - Странно, тут сарай какой-то деревянный.

            - Где? – оживилась Мила. – А, так это же старый лагерь! Смотри, какой год.

       - На картонной обложке фиолетовой чернильной ручкой было аккуратно выведено: «Пионерский лагерь имени В. М. Дубинина. 1963 год, первая смена».

            - Класс, давай посмотрим! - Мила подвинулась поближе.

            Фотографии были не такими четкими, как в альбомах более поздних годов, на плотной желтоватой бумаге. Некоторые были по краям вырезаны фигурными ножницами. Серьезные дети в одинаковых белых рубашечках и пионерских галстуках куда-то шагали строем, сидели вокруг костра, играли в волейбол на утоптанной земляной площадке. В середине альбома была большая фотография барского дома. Выглядел он тогда не сказать, чтобы роскошно, но точно не был руиной. Между колоннами висели коммунистические лозунги, тяжелые резные двери открыты настежь, на ступеньках выстроились пионеры.

            - Смотри, прям как наша Полиночка! – хихикнула Мила. Зоя так увлеклась разглядыванием дома на заднем плане, что не очень-то обратила внимание, кто там на его фоне фотографируется. А это была группа подростков, окруживших высокую спортивную девушку лет четырнадцати. Внешне она была совсем не похожа на Круглову, но властный взгляд, и поза, и манера держаться выдавали в ней лидера. Под фотографией было написано. «Совет Дружины. Председатель Кузнецова Лидия». Зоя перевернула страницу. Кузнецова Лидия попадалась на каждой второй фотографии. Вот она в поле на прополке. Вот она с кубком в руках. Вот она на сцене что-то поет под аккомпанемент баяна.

            - Да, кого-то она мне напоминает! – ехидно заметила Мила. – О, и эта девочка тоже кого-то напоминает!

            Она указала на фотографию, где Лидия и еще несколько человек стояли на берегу реки. Сбоку группа пионеров играла в мяч, а чуть поодаль сидела девушка со светлыми прямыми волосами и читала книжку. В ней действительно было что-то знакомое.

            - На маму мою похожа, - буркнула Зоя. – Вечно с книжкой, до других и дела нет.

            - А может…

            - Нет, ты что! Это же пятьдесят лет назад было, мама еще не родилась.

           Когда в актовом зале загрохотала музыка, они поняли, что катастрофически не успевают. Они расставили уже подписанные альбомы, а остальные насовали между ними и приклеили стикеры с недостающими годами.

            - Все равно их никто смотреть не будет, - рассуждала Мила, пряча не просмотренные папки во второй ряд. Зоя в это время наспех чертила на ватмане квадраты. Еще час у них ушел на то, чтобы переписать с распечаток расписание кружков и украсить его рисунками. Мила нашла в ящике старый трафарет с мячами и теннисными ракетками, и они быстренько наляпали по нему гуашью требуемое от них «оформление».

            - Фух, успели! А то бы еще завтра заставили приходить! – Мила скрутила подсохший ватман и вручила его Зое. - Пошли вешать, пока не стемнело. Лестница под лестницей, хаха!

            Пол лестницей действительно была каморка, в которой стояли метлы, носилки и стремянка. Вдвоем, аккуратно обходя повороты, они кое-как вытащили ее на улицу. Еще не стемнело, хотя солнце уже висело над самым горизонтом.

            - Надо повесить, пока все с дискотеки не пошли. Будут ржать над нами, - Мила тянула ее в сторону линейки. На некоторых стендах вокруг нее уже повесили плакаты с названиями отрядов и рисунками. Стенд с общей информацией был у самой сцены, туда-то они и направились.

            - Этой стремянке лет больше, чем мне! - Зоя с сомнением пошатала хлипкую конструкцию.

            - Да не бойся, я справлюсь! Ты взяла кнопки?

            - Да.

            - Большую коробку?

            - Ээээ… Ту, которая в ящике лежала.

           - Балда! Их не хватит! Постой тут, я сейчас вернусь, - Мила стремительно умчалась назад в пионерскую комнату, оставив Зою торчать у стендов с ватманом в руках. Зоя открыла коробочку. Кнопок там было больше десяти штук точно. И почему их должно не хватить? Она закатила глаза, вздохнула и стала аккуратно подниматься по стремянке. Она немного побалансировала на верхней площадке, расправила ватман и принялась прикреплять его кнопками к стенду. Тут сердце ее рухнуло куда-то вниз. Одна ножка стремянки уходила в землю, и она стремительно теряла равновесие. Она замахала руками, полуприкрепленный ватман начал закручивать углы, Зоя прижала его одной рукой, а второй пыталась ухватиться за стенд, но до края было не достать.

            - Стремянку на доску надо ставить, чтобы такого не было.

            Мир вокруг перестал кружиться, Зое удалось как-то поставить ногу обратно и не рухнуть на землю с двухметровой высоты. Кто-то внизу крепко держал проклятую лестницу.

            - Ты вешай свой ватман, я подержу, - снова раздался голос снизу. Зоя не стала оборачиваться, потому что боялась снова потерять равновесие. Она вдавила все имевшиеся кнопки в топорщащиеся углы ватмана, разгладила расписание и с облегчением выдохнула.

            - Давай руку! Ой, блин!

            Стремянка снова накренилась, но руки у Зои уже не были заняты ватманом, она прыгнула, и кто-то поймал ее, не дав шлепнуться на землю. Стремянка с жутким грохотом упала рядом.

            - Ты как, жива?

            Парень был довольно симпатичный. Смотрел на нее насмешливо и не очень-то спешил выпускать из рук. Зоя покраснела и неловко высвободилась.

            - Спасибо.

            - Да не за что. Вообще, такие вещи вдвоем делают. Я имею в виду стремянку и ватман.

            Но Зоя уже покраснела еще больше.

            - Никита, - представился он.

            - Зоя, - ответила она, старательно разглядывая землю под ногами.

            - Тебе помочь донести стремянку?

            - Нет! Я справлюсь, спасибо!

            - Ну как хочешь, - он улыбнулся и махнул рукой. – Пока, Зоя!

            - Пока.

            Так, нет, только не это. Она узнает это состояние. Теплота внутри, ватные ноги, все симптомы. Нет, черт возьми, нет! Она же поклялась себе никогда больше не попадать в подобную зависимость! Она поклялась, что больше никто не пролезет к ней в сердце и не причинит ей боли!

            Парень обернулся и еще раз махнул рукой. Зоя, неожиданно для себя, помахала в ответ.

            - Вау! Потапов! У тебя губа не дура!

            Позади стояла Мила с коробкой кнопок в руках.

            - Помолчи уже! Где тебя носило? – рассердилась Зоя.

       - А зачем ты сама полезла? Я же просила тебя подождать! Но ты времени даром не теряла, - Мила расплылась в широчайшей улыбке.

            - Заткнись, - пробормотала Зоя и стала поднимать с земли стремянку.

          - Ну а что. Он симпатичный. И ни с кем вроде не встречается. Тебе вообще повезло, что он не на дискотеке торчал, а в корпус пошел. А то все ноги бы себе переломала.

       Зоя прислонила стремянку к стенду, выпрямилась и убрала волосы со лба. В конце аллеи маячила спина Никиты в оранжевой футболке.

            - А он из какого отряда? – спросила она.

            - Из первого, конечно.

            - Из первого, конечно, - повторила Зоя.


Переходите в редактор и начните писать книгу прямо сейчас или загружайте готовую рукопись, чтобы опубликовать ее в нашем каталоге!