В преддверии объявления лонг-листа премии Bookscriptor мы поговорили с членом жюри, писателем и издателем Ильей Данишевским о перспективах современной русской литературы и возможных диагнозах реальности

14203396_1767707476845703_4314958313795578790_n.jpg


– Что сформировало ваш литературный вкус?

– То же, что и у других – поиск соответствий прочитанного с собственным опытом. В 17 мне казалось, что ничего не отражает меня лучше Кортасара, не говорит со мной обо мне (сейчас Кортасар, видимо, разговаривает – или нет – с другими семнадцатилетними). Потом одновременно были Масодов и Манн; Витткоп, Сорокин, Джойс, Горенко, Львовский etc. Но так или иначе мне не кажется, что это «вкус», потому что это не отделение хорошего от плохого, это вообще не про отделение.

– Какая книга последней произвела на вас сильное впечатление?

– Урсула Ле Гуин, которая перечитывается совсем не так, как читается впервые.

– Какую из недавно прочитанных и понравившихся книг вы могли бы/ хотели бы выделить?

– «Чудесам нет конца» Роберта Ирвина, но меньше «Арабского кошмара»

– Что вам больше всего нравится в художественном тексте?

– Возможность диагностировать и – одновременно – отказываясь от этого, создавать так, будто никаких диагнозов у реальности нет.

– Дайте оценку современной русской литературе: конкурентноспособна ли она?

– Не уверен, что она должна/нуждается в этом. Мне интересно, что происходит с русскоязычной поэзией и практически нет – происходящее с прозой.

– Ждёте ли вы от русской литературы прорыва в ближайшие 10-15 лет?

– Нет, не жду от безразличия.

– Уже не первое десятилетие границы между жанрами рушатся, каким вы видите будущее жанровой литературы?

– Таким же, как узкоспециальных блогов и медиа. Границы разрушаются не для объединения пространства, а наоборот – для создания все более узких гибридных кластеров, так что это и не разрушение напрямую, а превращение «жанра» в «облако тегов».

– Верите ли вы, что литературные премии как премия Букскриптор реально может обратить внимание на неизвестных писателей и почему да/нет?

– Нет. Сам премиальный процесс я считаю тоталитарным, потому что (пусть и не всегда сразу) любая премия начинает ощущать автора существующим для удовлетворения премии, а не наоборот. Сама идея выбрать «лучшее из» кажется устаревшей.

   

Беседовал Артём Новиченков