Мистификатор Олег Зоберн многим известен как Борис Лего с его "Сумречными рассказами", взявшими престижную премию "НОС". Выпускник Литинститута, он создал себе противоречивый образ провокатора и затворника, писателя и фермера (Зоберн занимается животноводством) – в общем, колоритнейшая фигура в литературном процессе.

Bookscriptor поговорил с писателем о книгоиздании и жизни, трендах и мистике, а также о том, что делать начинающему автору. Зоберн на своем примере преподал урок – как важно быть серьезным.



– Олег, как вы относитесь к электронному книгоизданию? Как вы считаете, какие преимущества оно даёт?

– Электронной книги нет в предметном мире, но все делают вид, что имеют с ней какие-то физические отношения. Старики помнят, был аттракцион – секс по телефону, когда постфактум приходила бумажная квитанция в металлический почтовый ящик. Электронная книга – то же, но только сначала деньги, а потом иллюзия. Плюсы: безопасно и дешево. Угроз никаких. Это похоже на резиновую кость для собаки или на выборы нашего президента.

– Какие тренды вы можете выделить в современной литературе? Как, по-вашему, сейчас распределяются силы внутри неё?

– Тренды такие: литургическая литература, практическая литература, современная отечественная паралитература и литература про любимых животных, а всеми трендами управляет человекоподобная архисвинья, еженедельно распределяя силы трендов под влиянием детских страхов и лунных фаз. Если у вас в московской квартире есть радиоточка, включите ее в шесть утра и, перед тем как начнется исполнение гимна, услышите потрескивание и похрюкивание. Это она.

Вы провокатор! Ваша резонансная книга "Сумеречные рассказы" получила престижную премию НОС, а сейчас вы написали не менее резонансный роман «Автобиография Иисуса Христа». Опуская разговор о скандалах, скажите, действительно ли книжный рынок предпочитает романную форму, нежели рассказы?

– Книжный рынок – это отмороженные женщины, которые меняют деньги на книги в сетевых магазинах. Мой Суперхристос пришел, чтобы растопить их сердца, устроить праздник жизни и любви, раздать призы. Написать роман меня благословил духовник. Надеюсь, это скромное сочинение мотивирует кого-то читать Евангелие с интересом исследователя-первопроходца.
Евангелие от Зоберна не содержит чудес в традиционном понимании.

– Олег, а расскажите, насколько тяжело попасть в книжную индустрию человеку со стороны? Далёкому от литературных институций, трендов и понимания, как функционирует книгоиздание?

– Чтобы попасть в книжную индустрию, надо принести жертву поотеческому завету, как сказано в книге Левит. Возьми скота мужеского или женского пола, возложи руку на голову жертвы твоей и заколи ее у дверей скинии собрания. Это священнодействие не гарантирует, что человек начнет понимать, кто он такой в мире не до конца проясненных аналогий, но кровавая жертва принесет некоторое успокоение его душе.

Какую цель вы преследуете сейчас в этом диалоге и вообще как писатель?

– Луций Анней Сенека говорил:  "Если не можешь изменить мир, измени отношение к миру". Меня же интересует изменение отношения к мифу, потому что мифотворчество – по-прежнему основа управления общественным сознанием. Рано утром в пространстве сказки появляется человек с измерительными приборами, с ловушками для призраков, с противоядиями и приспособлениями от сглаза, и начинает свою работу. Цель – установить закон, хотя бы отдаленно напоминающий здравый смысл.

– Не будем обсуждать здравый смысл, кажется, наше интервью это не предполагает. Но если возвращаться к литературе, скажите, есть ли для вас в ней запретные темы?

– В нобелевской речи Солженицын сказал, что из-за боязни запретных тем целая национальная литература в двадцатом веке погребена не только без гроба, но даже без нижнего белья, голая, с биркой на пальце ноги. Можем повторить.

– Насколько сейчас актуально для писателя творить с оглядкой на кого-то?

– Все достославные дела творятся с оглядкой – кто-то из сообщников обязательно стоит у входа в заведение и наблюдает за обстановкой, пока писатель разбивает витрину и сгребает в мешок ритуальные ценности.

– Что нужно сделать автору, отправляя рукопись в редакцию?
– В день отправки текста в редакцию надо выйти на заре из избы во двор, сесть на скамеечку под яблоней и прислушаться к себе.

– А что вы могли бы посоветовать начинающим авторам? На что обратить внимание, что почитать?
– У нас в России закон карает спикеров за призывы к крайним формам самоцензуры, поэтому я ничего не буду советовать. Не важно, что читать, главное, чтобы нейронные связи головного мозга и процессы обмена веществ обеспечивали тебе хорошее настроение, деточка. Тогда ты будешь получать самое настоящее удовольствие даже от чтения инструкции к стиральной машине.