Главное в переводе — сделать так, чтобы воздействие твоего текста было равно воздействию оригинала.

Н. Трауберг


Перевод — это искусство. Важно не просто найти аналогичные слова в своем языке, а передать стиль и видение мира автора. Большинство из нас читает зарубежную литературу не в оригинале. Поэтому на плечах переводчика лежит большой груз ответственности за то, какое впечатление произведет на нас книга. Многие специалисты известны не меньше, чем писатели, например, Елена Костюкович, благодаря которой русскоязычная публика может наслаждаться романами Умберто Эко.

Сегодня быть переводчиком (это касается и других гуманитарных профессий) — значит уметь выходить за рамки привычных обязанностей. Даже здесь граница между специализациями начинает стремительно таять, как еще одно доказательство глобальной тенденции к расширению и объединению профессиональных функций. Анастасия Завозова не только подарила нам «Маленькую жизнь» Ханьи Янагихары и «Щегла» Донны Тартт, но также является редактором спецпроектов портала Meduza. А Виктор Сонькин известен помимо своих переводов еще и как знаток античности (советуем его книгу «Здесь был Рим»).

Известные литераторы тоже любили переводить. Многие знают Шекспира именно в переводах Пастернака, Маршак познакомил нас с поэтом Бернсом. Борис Акунин подарил нам огромное количество японской литературы, а Набоков сам переводил не только свои произведения, но позволил англоязычному читателю прочитать «Слово о полку Игореве». Несложно понять, что эта тема волновала и продолжает волновать многих, один неудачный перевод часто порождает массу новых. Но вот какой перевод действительно можно объективно назвать неудачным?

Очевидно, что плохо переведенных книг на полках магазинов предостаточно. Неправильно подобранные слова, упущенные обороты, потеря первоначального смысла, разностилье. Этим грешат, к сожалению, многие переводчики. Об этом много писала Нора Галь в книге «Слово живое и мертвое». Время идет, а ошибки остаются те же. На страницах переводных книг можно увидеть и неуместный канцелярит, и режущий глаз англицизм.

Споры о качестве перевода всегда были очень горячими, чего стоит скандал вокруг последней книги о Гарри Поттере. Сколько статей и обзоров было написано, какие бои разворачивались в комментариях, обсудили самые мелкие детали, доходило и до морфемного разбора слов. Но такие баталии не новость, с классикой такое тоже происходит постоянно. Есть очень воинственные поклонники конкретных переводов Гёте и Шекспира.

Говоря о Гёте, переводы одной из самых известных фраз «Божественной комедии» не просто несколько отличаются, они буквально разные.

Оригинал: Lasciate ogni speranza, voi ch’entrate — букв. «Оставьте всякую надежду, вы, входящие».
Вариант Лозинского выглядит так: «Входящие, оставьте упованья».
Но все-таки большинство знает эту фразу как «Оставь надежду, всяк сюда входящий».
Вот еще для сравнения ранний перевод Мина: «Оставь надежду всякъ, сюда идущій!».

Все варианты передают первоначальный смысл, но настроение у них все же разное. И как здесь определить, какой лучше?

Одно издательство опубликовало несколько вариантов «Властелина Колец». Причины у этого вполне понятные: охватить как можно больший круг читателей. Тех, кто привык к Бильбо Бэггинсу, и поклонников Бильбо Торбинса или Сумкинса. И даже если вдруг кому-то очень сложно смириться с одним из ненавистных переводов любимой книги, то стоит помнить, что именно он мог стать причиной того, что эта книга стала любимой у другого человека.

Переводчик — это медиум. Результат его работы в том числе отражает и его самого. И здесь, как с писателями, каждому нравится свое. Конечно, есть детали, которые позволяют все-таки дать оценку тому или иному переводу, но читателя они волнуют в последнюю очередь. Мы читаем книги, вживаемся в них, встраиваем себя в повествование и привыкаем к стилю, словам и оборотам. Поэтому при виде другого перевода у нас возникает когнитивный диссонанс: как это возможно, чтобы что-то такое знакомое и близкое было одновременно совсем другим?

Можно сказать, что несколько переводов одной книги — это параллельные вселенные. Литературные. И спор о них бесконечный и бессмысленный.

Что почитать?

  • Наталья Трауберг «О книге "Экуменический джихад"» 
  • Елена Костюкович «Переводы — это мы»
  • Нора Галь «Слово живое и мёртвое»
  • Корней Чуковский «Высокое искусство»
  • Умберто Эко «Сказать почти то же самое»
  • Сергей Влахов, Сидер Флорин «Непереводимое в переводе»

Автор: Антонина Крошнева