В рассказе «Диалоги о блинах» Таи Воробьевой найдена очень живая, бойкая интонация – это несомненный и главный плюс автора. Повествование идет от лица кота Серафима, рассказывающего об эпизоде из жизни своей хозяйки – сделано это здорово. Если вспоминать примеры из мировой литературы, на память приходит блистательный сатирический роман Гофмана «Житейские воззрения кота Мурра», в котором автор ловко выстраивал автобиографию хитроумного животного. У Воробьевой же читательское внимание распределяется постепенно, провисая в мельчайших неточных местах – автор описывает историю одного рокового свидания, анекдотическую ситуацию, которую лицезреет и «двигает» кот, но иногда «оступается». Давайте подумаем над тем, как сделать хороший рассказ идеальным.

К примеру, если говорить о сомнительном, то это канцеляризмы («вышеупомянутый») и сравнения (герой как «саблезубый хомяк»), а также диалоги. Случайное противно литературе, читатель видит в нем леность и неумелость автора, его недоработки – потому не может быть диалогов, которые происходят в рассказе. Все они картонные, придуманные. Так не вызывает доверия телефонный разговор – предположительно, с женой героя: звонящий (с мобильного!) представляется «Василием», а супругу называет «Людмилой». Разве так называют друг друга близкие люди? Если же это не его супруга, что означают следующие ниже авторские строки о ежедневной случке – случайность или оплошность? Читаются они вполне однозначно. И еще, если Василий женат, то Света не может не знать этого, живя с ним в соседних домах (то есть характер героини должен быть иным, как и ее поведение). Есть в авторском тексте и неточные слова – «запищать» комплимент мужчина может с большим трудом (если ранее не были упомянуты тембральные особенности его голоса), да и другие нелогичные места (Света готовит Василию фирменные блины, но перед этим кормит его макаронами и сосиской – странное гастрономическое сочетание, я бы поразмышляла над тем, что может дать такой штрих для характера героини).

И в завершении можно было бы порекомендовать автору сработать на обострении, затачивании художественности и комичности, вплоть до проб на поле черного юмора: кот наказал неудачливого любовника за хозяйку тем, что «невольно» сбросил с балкона. Кроме того, имеет смысл задуматься над названием: «Диалоги о блинах» не совсем точно отражают художественную мысль – блины здесь замыслены как чеховская деталь, ружье, которое, увы, не выстреливает. Я бы подумала над тем, что существует целая линейка книг со схожими названиями, начиная от «Диалогов» Платона до многочисленных нон-фикшн текстов «Диалоги о…», стоящих на книжных полках мертвым грузом. И зачем же плодить сущности, если можно озаглавить хороший рассказ не менее оригинально, чем называл свои новеллы великий Борхес?

 

ДИАЛОГИ О БЛИНАХ

У всех котов и кошек что-то, да случается в их маленькой и от того короткой жизни. Кто-то любит своих хозяев, а кто-то просто терпит их рядом.

Серафим, например, был доволен своим выбором, и ему ничего не хотелось бы менять в своей молодой хозяйке. Ему нравилось в ней всё: и длинные ножки под юбкой, и аккуратные пальчики на её ногах, и маленькое туловище с двумя интересными небольшими бугорками, и шейка, в общем-то, тоже была ничего так, и волосы средней длины, с которыми можно было играться ночью, пока она спит, и даже её пухлые губы, зачем-то предназначенные какому-то Васе из соседнего дома...Ох уж этот Вася!

«Родила бы его какая-нибудь кошка обратно» - думал Серафим, наблюдая, как хозяйка бегает из комнаты в комнату, то переворачивая румяные блины на двух сковородках, то цепляя какие - то кружочки на волосы. Кот знал теперь наверняка: скоро придёт этот ушастый высокий дрыщ.

Он придёт. Пройдёт вперед хозяйки на кухню, подарит ей горшок с укропами по бокам и похлопает её по «бууулочкам», облизываясь как на сметану. Она захихикает, нальёт ему чаю, поставит вареньице на стол рядом с блинами, чтобы этот саблезубый хомяк умял их за пять минут. И этот ушастый как всегда скажет: «Можно в следующий раз и кефирчику в тесто побольше положить». «В этот самый момент я подойду к нему, запрыгну на стул и укушу его за ногу так сильно, чтобы блин застрял у него в горле…» – размышлял кот.

Пробрынчал звонок. Девушка залилась румянцем и торопливо оправив платьице, пошла открывать дверь. Серафим посмотрел на неё с сожалением, но вслух ничего не промяукал. Он-то уже знал, как действовать.

Вася прошёл в комнату, видать, с мороза. С красным носом и в дутой куртке он показался коту каким-то дворовым щенком. Ведь сам-то кот был породистым и от того воспитанным, чего не скажешь об этом отмороженном. Серафим не мог не прокомментировать на своём языке:

– Ну и Бобик к нам пришёл! И чего это ты для него так вырядилась, Светка? Цветастый и облезлый какой!

Светка заулыбалась и пригласила «Бобика» на кухню. Серафим подумал и пошёл за ними. Ведь миссия не ждёт, она требует незамедлительного исполнения.

– Света, какая ты особенная сегодня, – запищал «Бобик». – Вот она истинная красота, не требующая никаких штрихов и фотошопов.

Серафим молчал.

– Вот такая я вот, – сказала хозяйка, ставя перед гостем тарелку с макаронами и сосиской.

– Макароны?

– Да, Вась, вермишель.

– Кажись, пересолила.

– А кот ел.

– Да котам выбирать не приходиться. Что дала, то и будет есть.

Кот облизался, нацеливаясь на щиколотку Васи.

– Ну, Серафим у меня хороший. Верный кот.

– Если уж ужин не удался, давай выпьем.

– Так блины же, Вась. Чаю может?

- Свет, ну что ты глупая, что ли?

«Валерьянки что ли ей наливает? Вот беспородная псина!» - возмутился про себя кот и, наконец, укусил туда, куда метил.

– Ааа!!! Свет, что за кошка у тебя!?

– Да невский маскарадный. Порода такая.

– Хреновая порода, однако!!! Свет, я так соскучился, пойдём в зал, утешишь.

– А блины?

– Потом завернёшь, с собой домой возьму. Кота только в прихожей оставь, мешаться будет.

Вышеупомянутый давно удалился в зал и там затаился под диваном. Он был крайне недоволен неблагодарностью Васи. Ему было очень обидно за свою Светку. Ему ли не знать, сколько времени она проводит возле зеркала, растирая свою мордочку разными жидкостями из баночек; сколько работает она на своей ферме, чтобы тряпочками закрыть своё голое, без шерсти, тельце. Хотя Серафима, как и «Бобика», это не смущало. Не всегда разрешается помёт, что ж теперь!

– Свет, как хорошо с тобой. Выйду-ка я покурить на балкон.

Серафим проскользнул следом за гостем.

– Алло! Людмил, привет, это Василий. Сегодня я дома-то не появлюсь, дела! А, ну да – ну да. Как скажешь, будет тебе. Ну всё, пока, начальник зовёт. Отбой, голубка.

«Бобик» отложил свою игрушку и стал изрыгать дым. Серафим краешком мозга подумал, что ему, коту, не следовало есть вкусные соленые верёвочки. Светка перестаралась, теперь гость страдай… Ай да Светка, нюхнула что у него другая случка. Ежедневная только.

Совсем в думы ушёл котик, да и не заметил, как об него споткнулся Васька и полетел головой вниз с балкона. Хозяйка ничего не услышала. Музыка громкая играла. Да и устала она с этим ушастым ползать по кровати.

Серафим понюхал перила, вздохнул и, вернувшись в зал, лёг рядом со Светкой. Она поерзала-поерзала, прижала кота к себе и уснула. А кот промурчал ей на ушко:

– Эх, Светка, а твой что-то не поднимается обратно… А вот если бы блины твои отведал, наверняка вернулся бы. Ну что ж, не всякому кобелю по девять жизней, хозяюшка!