Часто мы слышим о том или ином авторе, что его стиль — одно из главных преимуществ его произведений. И правда, чья-то манера писать цепляет, а кого-то читать очень сложно, книги просто «не заходят». В этой статье поговорим о том, как складывается тот самый особый стиль и как к нему прийти самому.


Писательский стиль — это тот набор приемов и лексики, который явно прослеживается во всех текстах того или иного автора. В то же время свой особый стиль бывает и у отдельных произведений. Одним из самых показательных примеров является «Заводной апельсин» Берджесса. Повествование ведется от первого лица, и герой говорит вымышленном языке — «надсате», который насыщен жаргонизмами из русского и цыганских языков. 


«Юность не вечна, о да. И потом, в юности ты всего лишь вроде как животное, что ли. Нет, даже не животное, а скорее какая-нибудь игрушка, что продаются на каждом углу, — вроде как жестяной человечек с пружиной внутри, которого ключиком снаружи заведешь — др-др-др, и он пошел вроде как сам по себе, блин. Но ходит он только по прямой и на всякие vestshi натыкается — бац, бац, к тому же если уж он пошел, то остановиться ни за что не может. В юности каждый из нас похож на такую malennkuju заводную shtutshku». 


В таком стиле написано лишь одно произведение, но он является неотъемлемой его частью, делаем его целостным и дополняет сюжет. 

Можно рассмотреть текст с точки зрения теории знака, согласно которой любой знак имеет две сущности: означающее (форма) и означаемое (содержание или смысл). Это две неотделимые части, одна без другой существовать не может, они как две стороны одной монеты. Стиль будет в большей степени относиться к форме (означающее). Но он неотделим от содержания, поэтому важно помнить, что какими бы красивыми словами мы не писали, они должны соответствовать тому, о чем непосредственно идет повествование (содержанию или означающему), и ни в коем случае не противоречить ему. 

В случае с «Заводным апельсином» лексика, которой пользуются герои создает тот образ подростков-бунтарей, который так важен для произведения, к тому же является ключевой для формирования атмосферы книги в целом. 

У некоторых писателей стиль настолько узнаваемый, что можно понять, кто автор книги, даже не читая имя на обложке. По ироничной и легкой манере легко узнать Чехова, Пушкина тоже узнать довольно просто. Невероятно красив и витиеват язык Платонова: в нем много и двойных смыслов, и стилистической эклектики, которую ни с чем не перепутаешь. Не можем удержаться и оставим две цитаты из «Котлована».


«— Ты зачем здесь ходишь и существуешь? — спросил один, у которого от изнемождения слабо росла борода. 

— Я здесь не существую, — произнес Вощев, стыдясь, что много людей чувствуют сейчас его одного. — Я только думаю здесь». 


«— Ну, прекрасно, — сказал тогда Чиклин. — А кто ж их убил? 

— Нам, товарищ Чиклин, неизвестно, мы сами живем нечаянно. 

— Нечаянно! — произнес Чиклин и сделал мужику удар в лицо, чтоб он стал жить сознательно. Мужик было упал, но побоялся далеко уклониться, дабы Чиклин не подумал про него чего-нибудь зажиточного, и еще ближе предстал перед ним, желая посильнее изувечиться и затем исходатайствовать себе посредством мучения право жизни бедняка. Чиклин, видя перед собою такое существо, двинул ему механически в живот, и мужик опрокинулся, закрыв свои желтые глаза. Елисей, стоявший тихо в стороне, сказал вскоре Чиклину, что мужик стих. 

— А тебе жалко его? — спросил Чиклин. 

— Нет, — ответил Елисей. 

— Положь его в середку между моими товарищами». 


Что же делает стиль стилем? Во-первых, его целостность и законченность. Она складывается из лексики и тех художественных приемов, которые автор использует в своем творчестве. У Хемингуэя язык очень простой, что делает его произведения такими трогательными и душевными. Чак Паланик груб и не стесняется в выражениях, что также создает ту неповторимую атмосферу, которая есть во всех его книгах. Чтобы манера стала узнаваемой, она должна прослеживаться от произведения к произведению. Но ни в коем случае не нужно стараться делать это намеренно, иначе вымученность будет заметна, к тому же точно будут явно проскакивать повторы.  

Над стилем можно и нужно работать. Он гибок, может меняться и развиваться. Например, в «Стрелке» Стивена Кинга отчетливо видно, что автор писал его, будучи очень юным и совсем не опытным. Книга полна юношеского максимализма, местами написана очень отрывисто. Но со временем этого не стало, и со страниц следующих книг с нами разговаривает тот Кинг, которого ни с кем не перепутаешь. Сам он так писал о своих чувствах во время работы над «Стрелком»:


«Мне было девятнадцать. Я был очень самоуверенным молодым человеком. Достаточно самоуверенным, чтобы не рыпаться и спокойно ждать своей музы и своего шедевра (а я был уверен, что это будет шедевр). Когда тебе девятнадцать, у тебя есть право быть самоуверенным: впереди у тебя куча времени, и не надо бояться, что его не хватит. <...> Девятнадцать — эгоистичный возраст, когда человек думает лишь о себе, и ничто другое его не волнует. У меня были большие стремления, и это меня волновало. У меня были большие амбиции, и это меня волновало. <...> Я считал себя очень крутым. Больше всего мне хотелось пробить защиту читателей: распотрошить их, изнасиловать и изменить навсегда — лишь одной силой слова. И я чувствовал, что я это могу; что я для этого и предназначен».


В начале творческого пути стиль Гоголя был очень высоким и патетическим, полным серьезности, настоящий образец школы Карамзина. Но его любовь к украинскому фольклору, желание быть в первую очередь народным писателем внесли в этот изначальный стиль большие изменения. В итоге мы знаем тот неповторимый язык, самобытный и эклектичный. 

Стиль Набокова тоже менялся: в его сборниках 20-х и 30-х годов царит атмосфера зыбкости и ненадежности, он играет с читательскими ожиданиями с помощью счет варьирования лейтмотивов и парадоксальных развязок. В своих романах он утверждается как изощренный эстет, в то же время развивает сложные метафизические темы. Со временем произведения становятся глубже, у них все больше и больше уровней, на которые можно погружаться и которые можно анализировать.

Как работать над стилем? На самом деле здесь поможет только практика: собирайте как можно больше информации и пишите. Давайте почитать свои произведения друзьям, собирайте обратную связь. Для вдохновения мы подобрали несколько цитат к довольно очевидным советам, которые помогут настроиться на долгую плодотворную работу.


  • Много читайте. И читайте как писатель. То есть обращайте внимание на форму и содержание с профессиональной точки зрения. Это обогащает словарный запас, помогает узнать новые приемы, натолкнуть на интересные идеи.

«Без чтения нет настоящего образования, нет и не может быть ни вкуса, ни слова, ни многосторонней шири понимания; Гёте и Шекспир равняются целому университету. Чтением человек переживает века».

Александр Герцен


  • Не только читайте. Старайтесь воспринимать любую информацию как объект для возможного упражнения в писательстве.

«Нет, нет, книги не выложат вам сразу всё, чего вам хочется. Ищите это сами всюду, где можно, — в старых граммофонных пластинках, в старых фильмах, в старых друзьях. Ищите это в окружающей вас природе, в самом себе. Книги — только одно из вместилищ, где мы храним то, что боимся забыть. В них нет никакой тайны, никакого волшебства. Волшебство лишь в том, что они говорят, в том, как они сшивают лоскутки вселенной в единое целое». 

Рэй Брэдберри


  • Много пишите. Практика помогает понять, какие приемы у вас самые любимые и проработать слабые места.

«Писать стихи надо каждый день, подобно тому как скрипач или пианист непременно должен каждый день без пропусков по нескольку часов играть на своем инструменте. В противном случае ваш талант неизбежно оскудеет, высохнет, подобно колодцу, откуда долгое время не берут воду».

Иван Бунин


  • Не подражайте! Можно писать пародии для практики, но не стоит копировать стиль популярного писателя, чтобы повторить его путь к успеху. Это так не работает: людей притягивает самобытность.

«Нет никакого смысла писать то, что уже было написано до тебя — если ты не можешь сделать это лучше. Писатель в нынешнее время должен написать либо что-то абсолютно уникальное, либо побороть мертвых классиков — то есть написать книгу на ту же самую тему, но гораздо лучше. Единственный способ добиться успеха в этом деле — это соревноваться с мертвецами». 

Эрнест Хемингуэй


  • Будьте собой. Этот пункт продолжает предыдущий. Вы уже уникальны. Просто нужно, чтобы это заметили читатели. Не будьте слишком скрупулезны, не давите на себя, нужные слова найдутся. 


Переходите в редактор и начните писать книгу прямо сейчас или загружайте готовую рукопись, чтобы опубликовать ее в нашем каталоге!