Сегодня нам прислали на разбор не простой рассказ, а настоящую сказку для детей среднего и младшего школьного возраста – «Долина Габби и Мариллы» Каролины Якубович из ее сборника «Бабушка для внука, бабушка про внука».

Специфика детской литературы такова, что нельзя читать ребенку плохие сказки – художественный вкус формируется с малых лет и беречь его надо смолоду. Дети очень чувствительны к фальши, они интуитивно понимают, когда их хотят специально обмануть или манипулировать их эмоциями. Кроме того, рассказ должен быть увлекательным, иначе ребенок быстро потеряет всяческий интерес к повествованию и заскучает.

Сказка «Долина Габби и Мариллы» – это замечательный пример того, как фантазия автора рождает небанальную историю о дружбе, любви, верности, щедрости, самоотречении и самопожертвовании. Несмотря на то, что это фантастическая сказка, она затрагивает реальные проблемы и важные темы, формируя у ребенка представления о человеческих взаимоотношениях и о том, что чудеса случаются. 


ДОЛИНА ГАББИ И МАРИЛЛЫ 
(Космическая любовь)

I.

Ну вот, ты опять не спишь, мой маленький синеглазый сыночек, словно две любопытные звёздочки горят в твоих глазках и мешают тебе спать. Что ж мне рассказать тебе сегодня? Про золотую колесницу, или про волшебную собаку, что сидит у заколдованного озера? А хочешь, я расскажу тебе про звезду, про далекую Синюю Планету по имени Клея, такую же синюю, как твои два сапфировых глаза?                                                                                                       

О, эта Синяя Планета, далекая Красавица по имени Клея, была поистине прекрасной! Золотые моря, розовые луга, фиолетовые быстрые реки... Жизнь бурлила на её поверхности и переливалась веселыми и нежными красками. В серебристых лесах раздавались свирели Крылатых Ланн, а в реках плескались Золотые Делии. И вот среди всего этого великолепия жили мягкотелые курносые Габбиты. Они были доверчивы и милы, и если бы Ты, мой Друг, вдруг очутился бы на Клее, то запросто мог бы погладить жёсткую меховую шёрстку на их хребтах в том месте, где она обрамляет их Большой Рог. Свой рог каждый из них тщательно оберегал и заботливо лелеял. Не дай бог зацепиться рогом за что-нибудь и надломить его хрупкую верхушку, не дай бог!.. Вот так и гуляли Габбиты по шелковистым лугам красавицы Клеи, ели мягкие боялы, наслаждались игрой красок в воздухе и пением Крылатых Ланн.

 

Маленький Габби совсем недавно впервые оторвал свой курносый нос от мягкого маминого животика, и теперь в глазах его всё время были такие же любопытные звёздочки, как и у тебя, мой маленький друг. Ну всё было интересно синеглазому малышу Габби: и о чем поют Ланны, и что шепчут волны, и почему так восхитительно вкусны мягкие сочные боялы. Но особенно интересно было сидеть в тишине, когда Клея, мерцая и затихая, погружалась в синий сумрак. Тогда всё, что окружало днём маленького Габби, становилось почти невидимым. Лишь Жёлтая Звезда ярким маленьким шариком горела в далекой синеве.                                                            

Да, в бархатно-синих небесах Клеи не было множества тех звёздочек, которые каждый вечер заглядывают в окошко твоей комнаты. На небе Клеи горела лишь одна Жёлтая Звезда и распускала вокруг Жёлтый Цветок Света. Ах, как же Габби было интересно смотреть на неё! Правда, он нередко утешал себя, что наверняка за те долгие 350 лет, что живут все Габбиты, он обязательно что-нибудь про неё узнает. Но знать-то хотелось именно сейчас! А пока он сидел и фантазировал себе всякие истории, глядя на Жёлтый Цветок звезды…                                                                                                                

Меж тем шло время, и верхушка Большого Рога уже отчетливо была видна на спине Габби. Да и уши стали почти, как у взрослого Габбита. Ну нет, конечно, ещё не совсем такие же… В общем, Габби казался себе вполне взрослым, оставалось только доказать это остальным и особенно маме. Она никак не желала верить в то, что Габби уже совсем большой, и ему ничего не оставалось, как, засыпая, утыкаться в тёплый мамин живот. А днем, несмотря на то, что его рог и уши уже почти выросли, как у взрослых Габбитов, Габби всё так же сидел в синеве Клеи и смотрел на Жёлтую Звезду.                                    

И вот однажды... 

Однажды случилось невероятное. Сначала Габби и не понял, что произошло, но показалось ему, что Жёлтая Звезда ожила. Она становилась всё ярче и ярче. Габби даже сощурил свои огромные сапфировые глазки от яркого жёлтого света. Но тут он ясно увидел, как широкий жёлтый луч потянулся от Звезды к его Планете Клея. Он наблюдал диковинную картину. Сердце Габби замерло. Словно волшебная светящаяся дорога протянулась сквозь огромное пространство к его Синей Планете. И в тот момент, когда луч коснулся её, поверхность Клеи забурлила, как морские волны. Почва под ногами Габби поднялась причудливым изгибом, коснулась носа Габби, закружила вихрем и мягко опала. Мгновение – и всё закончилось, словно ничего и не было. Когда Габби снова обрёл способность думать, всё было опять как обычно. Не было луча, Клея была спокойна, и Жёлтая Звезда не светила так ярко и загадочно. Но Габби показалось, что что-то уже не так, как прежде, что-то стало по-другому. Он осторожно подкрался к тому месту, где ещё несколько мгновений назад земля бурлила, как море, и стал внимательно разглядывать его. 

Сначала он ничего не заметил, но мгновение спустя что-то привлекло его взгляд... Он не мог понять, что это: то ли росток, то ли... Нет, он не знал, что это за чудо, но остро почувствовал, что это неизвестное ему существо очень нежное. Похрюкивая, Габби на четвереньках подполз к чуду. Ему было и боязно, и очень любопытно. Перед ним был не то цветок, не то зёрнышко. Габби всем своим существом втягивал в себя его ароматный запах. Когда Габби осмелился прикоснуться к чудесному растению, то на ощупь оно оказалось мягким, гладким и - что самое удивительное - тёплым, как Мамин животик. Казалось, Сок Жизни согревает этот росток своим теплом. Меж тем, пока Габби разглядывал его, росток медленно вытягивался из зёрнышка всё выше и выше. Росток вырастал прямо на глазах Габби! Всё причудливей становилась его форма, и все выше и выше к небесам тянулся стебельком. Габби, как завороженный, наблюдал за этим волшебным превращением и, утомившись, незаметно для себя уснул.

Переливаясь нежнейшими красками, мерцая и улыбаясь, просыпалась Планета   Клея.    Зашептали   золотые   моря,   запели   Крылатые Ланны,   и маленький… нет, уже не такой уж и маленький, а теперь юный Габби тоже открыл свои по-прежнему синие сапфировые глаза. Он сладко потянулся, пожмурился на розовато-золотистые небеса Клеи (он всегда смотрел на небо, когда просыпался) и тут вспомнил про вчерашнее чудо. И тут он увидел: прямо перед ним стояло диковинное существо.

Габби никогда ещё не видел такого прекрасного существа! Ростом оно было примерно с Габби, но очень тоненькое, ушки у существа были маленькие, кожа нежно-розовая и совсем гладкая, без шёрстки, как в самом теплом месте на мамином животе. Глаза были раскосые, а вовсе не круглые, как у Габби. Только нос, мягкий и курносый, был похож на носы Габбитов.         

- Ты кто, - спросил Габби шепотом, - а?

- Я Марилла. - Голос был нежным и тихим.                                                                         

- Марилла... Какое красивое имя... А откуда ты взялась?

- Меня прислал Великий Нерри.

- Кто это - Нерри? - спросил Габби Мариллу. 

- Ты видел Нерри. И Нерри видел тебя. Вы всегда смотрели друг на друга, когда Клея становилась синей.

– Я видел?! – Габби был изумлён. – Но я не знаю никакого Нерри! Когда Клея становится синей, я смотрю только на Жёлтую Звезду.                                                                                                                                               

Чудо стояло перед Габби и застенчиво смотрело на него. Осторожно, чтобы, не дай бог, существо не пропало (всё ведь могло случиться!),   Габби приблизился   к   нему.   Чудо   по-прежнему   застенчиво улыбалось и никуда не исчезало.                                          

- Жёлтая Звезда и есть Великий Нерри. Великий Огненный Нерри, Повелитель Чёрного Пространства. Просто он очень далеко от Клеи и поэтому на бархате синевы кажется лишь Большой Жёлтой Звездой.                                                                       

 - Вот это да… И Великий Нерри видел меня?

- Он смотрел на тебя каждую ночь с тех пор, когда ты был ещё малышом и даже знает, как тебе хотелось с ним познакомиться. 

- Познакомиться? – Габби даже присел от удивления на попку.

- Ну ты же хотел узнать, какая она, Жёлтая Звезда, - лукаво улыбнулась Марилла.                                                  

- Вот это да… - Габби замолчал. Он должен был подумать обо всём, что услышал. Но через минуту новый вопрос засветился в его глазах.

 - А ты кто ему, Огненному Нерри?        

- Я – его дочь, - ответила Марилла. 

- Дочь… Единственная? 

У его мамы был только Габби, и вообще у каждого Габбита мог быть только один ребёночек. Единственный.           

- Нет, - ответила Марилла Габби, - у Нерри очень много дочерей. И когда приходит срок, каждая из них отправляется на одну из Планет Пространства.  

- А зачем?

- Не знаю, - Марилла вздохнула. - Об этом каждый из нас узнаёт только тогда, когда приходит Миг Откровения. 

- А что значит Миг Откровения? - Звёздочки в глазах Габби горели таким любопытством, что Марилла даже попятилась. Габби заметил это и начал усиленно пыхтеть, чтобы притушить любопытный свет в глазах.                   

- Я тоже не знаю… Великий Нерри говорит: всему своё время. Лучше расскажи мне про свою Планету Клею, - попросила Марилла и придвинулась к Габби, но у него оставался ещё один, самый важный вопрос:                                                                                                                                                                                                     

- А почему тебя именно на Клею послал Нерри?

- Ну ты же видишь, какой у меня мягкий курносый нос, - потупилась Марилла и уткнулась носом в мягкое плечо Габби…

II.

Вот уже много раз превращалась Клея из розовой в синюю, и не одну волшебную   песню   спели   Крылатые   Ланны,   а юный Габби   по-прежнему приходил к Марилле, рассказывал ей, как живут Габбиты, о чем поют Ланны, и как   необыкновенно   вкусны    мягкие    сочные    боялы. Марилла   слушала заворожено, и в глазах её тоже загорались такие же, как у Габби, любопытные звёздочки. Всё ей было незнакомо и интересно. Порой, когда Габби прерывал свой рассказ, они шли купаться, бегали и играли у золотых рек. Незаметно бежало время, и Рог на спине Габби был уже был виден во всей своей мощи, да и уши стали, как у взрослого. Ни дня не могли они с Мариллой провести друг без друга. Но только всё грустней становился взгляд раскосых зелёных глаз Мариллы... А когда Габби спрашивал её, о чем она грустит, Марилла улыбалась и задавала какой-нибудь шутливый вопрос или затевала новую игру. И Габби так и не получал ответа.             

...Однажды они сидели рядом и вместе смотрели на Жёлтую Звезду. Клея была уже синей и какой-то особенно тихой, а Звезда яркой, как никогда. Вдруг, мерцая и переливаясь, Звезда из Жёлтой стала превращаться в Голубую, и потянулся от неё широкий луч, такой же, как и в час рождения Мариллы, только синий. Марилла задрожала и вскочила, подняв глаза к Звезде.                         - Что это? - спросил Габби шёпотом. 

-   Не знаю, - голос её дрожал. Наверное... наверное, это и есть Миг Откровения.                             

-   И что теперь будет? - Габби дотронулся с нежностью своим рогом до Мариллы, но она отстранилась от него.

- Прощай, Габби! - сказала она… 

И в этот миг луч Звезды коснулся её. И тут произошло невероятное. Так же, как превратилось зёрнышко в Мариллу, стала теперь Марилла превращаться опять в росток, затем в зёрнышко, постепенно уменьшаясь и сжимаясь. Габби застыл. С каждым мгновением жизнь словно уходила из него, и ему казалось, что рвется его сердце.           

          -    Марилла, не уходи! - воскликнул он, - Не оставляй меня!                                      Только два зелёных глаза, но уже не больших - не больше горошины - смотрели на него. Но и они становились все меньше и меньше. И вот осталось только   маленькое   зёрнышко,   такое   же,   как тогда,   когда   он   впервые   с изумлением увидел его. Габби встал на колени перед ним и уткнулся в него носом.                                                               

- Что же мне делать? - прошептал он сквозь слёзы. - Полей меня, - тихо сказало зернышко, - я засыхаю... 

Габби вскочил и бросился к реке. Он набрал воды в лапки и быстро понёс к зёрнышку.                                                            

-   Нет, не водой... - чуть слышно прошептало зернышко и на глазах продолжало засыхать…                             

 - Подожди, не сохни так быстро, я сейчас!

 Но не золотые воды моря, ни даже сок боялы не помогали, не оживляли… Зёрнышко засыхало...                

Не уходи, не уходи, - стучало у Габби в голове... И вдруг он догадался… Эта мысль молнией пронеслась в его голове. Не раздумывая ни секунды, Габби с размаху ударил своим Большим Рогом о камень и отколол от него самую верхушку. И сразу же Сок Жизни полился из его Рога на засыхающую Мариллу. Капля за каплей вытекал Сок Жизни, и вместе с ним день за днём проливались все 350 лет - лет, сколько живут Габбиты...    

И вновь превратилась Планета Клея из синей в серебристо-розовую, и вновь осветилось поле, озарённое волшебством... И лежал на том поле одинокий Габби... Пуст был его Большой Рог, и в глазах больше не было голубых любопытных   звёздочек,    которые    прежде   так   ярко   горели. Он лежал неподвижно, тихо..                     

А вокруг него на огромной поляне пробивалось много нежных розовых росточков. Они росли быстро, весело тянулись вверх, к небесам Клеи. Если бы Габби мог их видеть, он бы понял: это Марилла вернулась и не одна. Теперь их было много, этих таинственных дочерей Великого Нерри, и пришли они к Габбитам жить навсегда.

Они возродились из крохотного нежного ростка Мариллы и Сока Жизни, пролившегося из Большого Рога любящего Габби…                                                                                                                                                     

С тех пор на небосводе Клеи Жёлтая Звезда пропала. И каждый раз, когда Клея совершает полный круг в Пространстве, Габбиты и Мариллы собираются вместе в Долине Габби и поют песнь о любви. «Марилла!» - вздыхают их голоса и раздаются эхом по Долине. «Марилла», - поют Крылатые Ланны. «Марилла», - шепчут золотые моря. И всегда, словно лёгкий ветерок, над Долиной Габби и Мариллы проносятся едва слышимые слова: «Не уходи, Марилла!..»