Иногда для того, чтобы донести до читателя свою задумку, одних слов бывает недостаточно. В таких случаях писатели прибегают к играм с формой и структурой. Мы выбрали несколько книг, в которых то, как представлен сюжет, само по себе заслуживает отдельного рассказа.


Хулио Кортасар «Игра в классики»


Этот роман (а на самом деле — антироман) считается ключевым в карьере писателя. Читать эту книгу можно разными способами. Основной сюжет заключается в двух первых частях романа: «По ту сторону» и «По эту сторону». Но есть и специальная схема чтения, описанная самим автором. Это роман в романе, текст в кубе. Благодаря такой структуре читатель погружается в пространство текста качественно на другом уровне. Именно поэтому данное произведение — классика постмодернистской литературы.


«Таблица для руководства

Эта книга в некотором роде – много книг, но прежде всего это две книги. Читателю представляется право выбирать одну из двух возможностей:

Первая книга читается обычным образом и заканчивается 56 главой, под последней строкою которой – три звездочки, равнозначные слову Конец. А посему читатель безо всяких угрызений совести может оставить без внимания все, что следует дальше.

Вторую книгу нужно читать, начиная с 73 главы, в особом порядке: в конце каждой главы в скобках указан номер следующей. Если же случится забыть или перепутать порядок, достаточно справиться по приведенной таблице:

73 – 1 – 2 – 116 – 3 – 84 – 4 – 71 – 5 – 81 – 74 – 6 – 7 – 8 – 93 – 68 – 9 – 104 – 10 – 65 – 11 – 136 – 12 – 106 – 13 – 115 – 14 – 114 – 117 – 15 – 120 – 16 – 137 – 17 – 97 – 18 – 153 – 19 – 90 – 20 – 126 – 21 – 79 – 22 – 62 – 23 – 124 – 128 – 24 – 134 – 25 – 141 – 60 – 26 – 109 – 27 – 28 – 130 – 151 – 152 – 143 – 100 – 76 – 101 – 144 – 92 – 103 – 108 – 64 – 155 – 123 – 145 – 122 – 112 – 154 – 85 – 150 – 95 – 146 – 29 – 107 – 113 – 30 – 57 – 70 – 147 – 31 – 32 – 132 – 61 – 33 – 67 – 83 – 142 – 34 – 87 – 105 – 96 — 94 – 91 – 82 – 99 – 35 – 121 — 36 – 37 – 98 – 38 – 39 – 86 – 78 – 40 – 59 – 41 – 148 – 42 – 75 – 43 – 125 – 44 – 102 – 45 – 80 – 46 – 47 – 110 – 48 – 111 – 49 – 118 – 50 – 119 – 51 – 69 – 52 – 89 – 53 – 66 – 149 – 54 – 129 – 139 – 133 – 140 – 138 – 127 – 56 – 135 – 63 – 88 – 72 – 77 – 131 – 58 – 131»



Бел Кауфман «Вверх по лестнице, ведущей вниз»

Это история молодой учительницы английской литературы Сильвии Баррет, которая на новом рабочем месте сталкивается с непростой ситуацией: ученики равнодушны к ее предмету, учителей не интересует их работа, а сама школа погрязла в бюрократии. Повествование идет не линейно, а состоит из сочинений школьников, записок и писем. Такой подход придает книге особую трогательность, делает события более личными и интимными, читатель может не только посмотреть на мир глазами Сильвии, но увидеть его с разных сторон.


«Привет, училка!

Погляди на нее! Она учительница?

Кто она?

Это 304‑я? Вы мистер Барринджер?

Нет, я мисс Баррет.

А у меня должен быть мистер Барринджер.

Я мисс Баррет.

Вы учительница? Такая молодая?

А она красотка. Эй, училка, можно мне остаться в вашем классе?

Пожалуйста, не толпитесь в дверях. Входите, пожалуйста.

Добрый вечер, мисс Барнет.

Мисс Баррет. Моя фамилия написана на доске. Доброе утро.

Не может быть! У нас классный наставник – дама!

Надрать ему уши?

Это классный час?

Да, садитесь, пожалуйста».


Марк Данилевский «Дом листьев»


Роман вышел в 2009 году и стал международным бестселлером. Это блестящий пример эргодической литературы — так называют книги, читателю которых нужно “пробираться” сквозь текст, но это не усложнение ради усложнения, но часть художественного замысла. «Дом листьев» — не только текст, его верстка заслуживает называться произведением искусства. Именно благодаря ей роман получил такое признание и популярность.


  


Флинн О’Брайан «О водоплавающих»


О книгах с открытой концовкой все слышали. А здесь у книги аж три разных начала. Роман О’Брайана заслужил похвалу не только читателей, но и таких гигантов, как Джойс и Беккет. Окончаний у историй (которых в книге несколько) тоже много. Так что книгу можно читать и перечитывать бесконечно, каждый раз находя что-то новое.


«Решительно не возьму в толк, отчего каждая книга должна иметь только одно начало и один конец. Хорошая книга может иметь три совершенно несхожих начала, взаимосвязанных лишь в авторском предвидении, а уж концовок — добрую сотню».


Дэниэл Уоллес «Рэй задним ходом»


Книга начинается со смерти главного героя… Но это все же самое начало, дальше читателю предстоит проследить за жизнью Рэя, только в обратном порядке. Причины и следствия меняются местами, все переворачивается с ног на голову. Каждая глава — это и отдельная история, и часть общего повествования. Трагикомичная жизнь наоборот раскрывает нам человека совсем не идеального, с массой недостатков, но очень близкого и понятного.


«Впоследствии, уже взрослый, Рэй часто вспоминал, каково это – быть маленьким и как хорошо быть слишком маленьким для того, чтобы понимать всю сложность и опасность окружающего мира; ибо самое главное и самое последнее, что узнает ребенок, это насколько все хрупко и непредсказуемо. Он мог играть на улице, ни о чем не думая и даже не задаваясь вопросом, что случилось с детьми, которые вот так же играли на улице, когда по ней на бешеной скорости пронеслась машина. Все они погибли, разумеется. Рэй узнал это позже, но тогда не знал. Погибнуть, умереть – что это значит? И разве летний день становится другим, коли такое однажды случилось? Подобные мысли просто не укладывались в голове».


Содзи Симада «Токийский зодиак»


Автор является основоположником нового направления в детективной литературе — романов-хонкаку. Их особенностью является особенное погружение в сюжет, где читатель и детектив получают одинаковое количество информации, что позволяет узнать ключ к разгадке самому. В некотором роде такие книги похожи на компьютерные игры в жанре интерактивного кино. В центре повествования «Токийского зодиака» — массовое убийство семьи, которое предстоит раскрыть японскому Холмсу — Киеси Митараи — и читателю.

«Мы живем, а у нас над головой, не останавливаясь, движутся планеты. И ты понимаешь, как на этом фоне мелки и незначительны все наши дела и поступки. Возомнившие о себе бог знает что люди, теряя голову, бьются за то, чтобы стать хоть немного богаче, обойти конкурентов любой ценой. А Вселенная тем временем работает четко и размеренно, словно механизм гигантских часов. Наша планета – всего лишь маленький зубчик в одной из его шестеренок, а люди – не более чем бактерии, приютившиеся где-то в уголке. Эти никчемные существа радуются, страдают, всю жизнь проводят в непрестанной суете. Они настолько малы, что не могут охватить взглядом часов Вселенной, самодовольно полагая, что никак не зависят от этого механизма».