Занятный фантастический рассказ прислала в редакцию Мария Рыбакова-Кремлева – «Диван-самолет». В нем реальность перемежается с вымыслом, велико сновидческое начало. Было опасение, что начинающий автор сведет все к путешествию во сне – но, к счастью, финал скорее открытый.

Из того, на что хотелось бы порекомендовать автору обратить внимание на невнятные места, которые рождают у читателей множество вопросов:

"между тем под настоящими облаками шел необычный разговор" - настоящими? а речь изначально шла о вымышленных?

"Девушки сидели, заняв козырные места у спинки дивана и подтянув ноги к себе. Парни сидели как придется" - как именно сидели девушки? ежели откинувшись назад, то как сидели парни? на висящем в воздухе диване сложновато сидеть, не опираясь на спинку, особенно не очень трезвыми;

"Парни легли на живот, сложив ноги девушкам на колени" - очень сложная комбинация для читателя "сложив ноги на колени";

"ножки держались также безукоризненно, как если бы они никогда не знали полета" - очередная сложная комбинация читатель спотыкается - "что автор имел в виду?".

В целом, можно порекомендовать автору отредактировать текст и спокойно считать его готовым: и интрига, и саспиенс, и динамика – все есть в этом рассказе. Не хватает только вдумчивого взгляда на рассказываемую историю –


Диван-самолет

Прохожие оглядывались на медленно проплывающее темное облако прямоугольной формы. У облака можно было различить деревянные ножки в четырех углах, а сверху с него доносился приглушенный смех. Ну и погода. Прохожие оглядывались, нахмуривались и спешили дальше по своим делам, забывая через полчаса про необычное облако. Мало ли что сейчас можно встретить на улице.

Между тем под настоящими облаками шел необычный разговор.

– А точно нас пустят на своем диване?

– Сказали, что да.

– Да они, наверное, не поняли.

– Ну это уже их проблемы, – молодой парень посмотрел вдаль и задумчиво улыбнулся. – Сказали, что пустят. А поняли или нет – это их проблемы, – повторил он. 

На диване находилась совершенно обыкновенная компания: два парня и две девушки. Девушки сидели, заняв козырные места у спинки дивана и подтянув ноги к себе. Парни сидели как придется. Обыкновенный диван был укрыт серыми пледами в клетку, края которых топорщились скомканной бахромой. Необыкновенного в этой компании было только то, что их диван летел по небу. 

Под диваном проплывали серые тротуары, железные мусорные баки и незадачливые люди. Многие из людей не поднимали головы и не обращали никакого внимания на тень, которая на несколько мгновений накрывала их, когда диван пролетал мимо. Бродячие собаки были внимательнее. Они задирали кверху морды и начинали лаять на странный диван. Некоторые люди бросали в них камни, так и не подняв голову наверх. 

– Сколько ты сказала пиво?

– Сто тридцать.

– Это, наверное, за ноль тридцать три.

– Нет, я спросила. Это за ноль пять.

– Наверное, жигулевское.

– Фирменное.

– Ну значит жигулевское.

– А ты против жигулевского?

– Я? Да нет…

На диване снова воцарилось молчание. Парни легли на живот, сложив ноги девушкам на колени. Вытянув головы, они смотрели вниз. Девушки тоже поглядывали на однообразную дорогу, тянущуюся под диваном, но чаще они смотрели на проплывающие над ними тучи. Тучи были серыми и тяжелыми на вид. Казалось, если диван врежется в них, то засверкают молнии.

– Даа… – протянул один из парней.

Никто не ответил ему, но все внутренне согласились. Еще минут двадцать назад все они сидели в небольшой квартире на улице с советским названием «40 лет октября». В небольшой квартире большими были только окна. Диван стоял на кухне, которая по совместительству являлась главной комнатой для посиделок. Стоял совершенно уверенно, упираясь деревянными ножками в пол. Диван стоял там не первый год, и никто не сомневался в его надежности. С самого утра компания собралась на диване, придя из других комнат. Все захватили себе по подушке и постарались устроиться неподалеку от твердых подлокотников, на которых было удобно ставить бокалы с пивом. Один из парней включил канал с фильмами. Остальные одобрили. Одна из девушек принесла теплое одеяло и открыла окно. Каждый закутал часть себя в одеяло. Интересные фильмы по ТВ шли один за другим, было тепло и уютно. Но обнаружилась одна проблема – заканчивалось пиво. За окном стояла осень, а совместных выходных у ребят осталось всего два дня. Вслух они обсуждали, что сидеть дома – это «не дело», а про себя каждый думал, что вылазить из-под одеяла – это последнее, чего сейчас хочется.

– Вот бы сейчас прямо на диване полететь в кафе, – усмехнулся один из парней. Диван слегка дернулся, но никто не обратил на это внимания.

– Ага, кто бы нас пустил, – ответила его девушка, внимательно следя за сюжетом кино на экране телевизора. Диван дернулся заметнее, и все подскочили на секунду, а потом замерли.

– Что это было? – спросила вторая девушка. Она поправила очки, которые слетели у нее от движения дивана, и теперь пристально уставилась на его обивку. – Что за хрень?

Все молчали немного испуганно.

– Показалось, наверное, – неуверенно начал парень второй девушки. На эти слова диван видимо рассердился. Он пришел в движение и резко поднялся вверх на полметра. Все сидящие на диване взвизгнули. В первую очередь, от того, что расплескали пиво.

– Ну дофантазировался, твою мать… – протянула девушка первого парня.

– А что, – хохотнул он немного нервно. – Подожди, диван, – парень торопливо стал набирать номер кафе на сотовом. Когда ему ответили, он открыл рот, но ничего не сказал. Просверлив взглядом стену, он выдохнул в трубку – секундочку, – и, беззвучно засмеявшись, передал телефон своей девушке.

– Здрав-ствуй-те. – отрывисто сказало она, округлив глаза и вопросительно посмотрев на компанию. Все молчали, оглядывались друг на друга и выглядели сумасшедшими. Диван по-прежнему висел в полуметре от пола. – А можно к вам на своем диване? – выпалила на одном дыхании девушка и, не выдержав, тоже беззвучно засмеялась. Ответ на том конце провода она еле расслышала. Но нашлась что ответить – знаете, просто мои клиенты – очень серьезные люди, им нужна специальная поддержка… Нет, я серьезно. Абсолютно. Знаете, во всех приличных заведениях страны нас пускали со своим диваном… Размер? Два стандартных стола максимум – объясняя ситуацию и ее параметры другим, девушке было легче поверить в произошедшее и к концу разговора она была практически спокойна, в отличие от своей компании.

– Вскоре она закончила разговор и, слегка удивленная, осмотрела всех сидевших на диване. Все, по-видимому, ждали от нее какого-то вердикта.

– Ну, вроде пускают, – задумчиво сказала девушка. Компания на диване пришла в движение.

– А как мы выберемся?

– А можно слезать?

– А что, если по дороге в кафе заскочим в разливнуху? Ехать-то минут двадцать…

Вопросы стали решать по приоритетности. Как выберемся – через окно. Благо, окно – действительно большое. Можно ли слезать – ну, давайте пока не будем рисковать. Тут от второго парня прозвучал новый вопрос: а что, если вылетим – и упадем? Собрание на минуту умолкло. Потом, дожевывая полосатика, девушка, звонившая в кафе, сказала:

– Ну тут уж, если упадем – то судьба. Кто боится – слезайте сразу, а то потом мы останемся виноватые как хозяева дивана.

После короткого спора между парнем, задавшим вопрос, и его девушкой, с дивана никто не слез. Решили, что даже при трагичном исходе, гибель на летающем диване должны одобрить и родители, и дети: смело и неординарно. Стали взлетать.

Диван вел себя послушно – он плавно подлетел к окнам, едва заметно поцарапав ножками подоконник, и повис в воздухе. Первый парень открыл окно нараспашку. Окно действительно было большое, и лишь поперечная вертикальная перекладина посредине окна мешала вылету дивана. Хозяева квартиры на минуту замешкались. Из задумчивости их вывел крик гостей: вперед! Треск перекладины, внезапный порыв ветра, нахлынувший шум улицы – и вся компания оказалась за бортом квартиры верхом на диване.

– Ну, – обернувшись и вдохнув воздух после внезапного вскрика, сказал первый парень, – Ну все…

Все по очереди посмотрели вниз и сразу в страхе попятились ближе к центру своего летающего транспорта. Под диваном была пустота высотой с 4-х этажный дом. Довольно быстро ребята встретились в центре дивана – столкнулись кто пятками, кто задом, и испуганно оглянувшись, засмеялись. Самые шустрые потянулись к своим бокалам с пивом, которые так и стояли на подлокотниках. Сели. Приняв в руки прохладные запотевшие бокалы, друзья почувствовали себя спокойнее.

– Диван, в кафе! – Повеселевшим голосом приказал первый парень – хозяин квартиры и дивана, и назвал адрес.

Диван медленно повернулся сначала в одну, потом в другую сторону и, взяв правильный курс, начал медленное движение. Все переглянулись, но промолчали.

Диван плыл над дорогами и тротуарами, над домами и магазинами, над людьми и собаками. Первое время вся компания ездоков дивана свесила головы вниз и наблюдала за происходящим на улице. Тротуары казались светлыми лентами, дороги – темными. Люди внизу спешили, на удивление ездоков, не замечая летающего дивана. И почему-то у ребят не было ни малейшего желания привлекать к себе внимание.

Каждый думал о своем. Одна из девушек думала, не будет ли холодно, когда они полетят домой – ведь у них нет с собой никакой одежды. Другая думала, что, наверное, все это сон, но вот что интересно – кому же именно он снится? Парни думали о ближайшем будущем. Гость размышлял о том, что предстоит делать, если вдруг диван резко начнет падать, а хозяин – о том, во сколько обойдется ремонт оконной перекладины.

Между тем, диван продолжал свое движение. Бахрома его покрывала колыхалась на ветру, а ножки держались также безукоризненно, как если бы они никогда не знали полета. Подлетая к кафе, диван заблаговременно начал снижаться.

– А точно нас пустят на своем диване?

– Сказали, что да.

– Да они, наверное, не поняли.

– Ну это уже их проблемы, – парень-хозяин дивана посмотрел вдаль и задумчиво улыбнулся. – Сказали, что пустят. А поняли или нет – это их проблемы, – повторил он.

Компания утихла, и не сговариваясь, снова высунула четыре головы за пределы дивана. Они начинали снижаться, и всем было интересно, как на это будут реагировать люди. И действительно – чем ниже диван опускался, тем больше людей его замечало. Наверное, если бы диван начал давить людей, то внимание стало бы стопроцентным. Но ребята проявляли бдительность, а диван послушно внимал приказам. После недолгого маневрирования диван завис на парковке в полуметре от земли. На безопасном расстоянии от невиданного явления собралась небольшая толпа. С дивана слезли два парня и направились ко входу в кафе. Девушки, затаив дыхание, ждали их возвращения. Прошло минут десять.

– А вы проверьте! – вдруг донеслось до них издалека. Дальше шум разговора был неразборчив, но через несколько минут от входа в кафе отделились три фигуры и направились к парковке, над которой спокойно висел диван.

При приближении незнакомца (двое из трех были своими) диван дернулся немного и заскользил без приказа вниз. Когда комиссия подошла, диван стоял на парковке как совершенно обычный диван.

– Вам что, заняться нечем? – возмутился сотрудник кафе, пришедший проинспектировать летающий диван. Оправдания парней и уверенные возгласы девушек «Ну что ты, выше!» вызвали в нем еще большее возмущение – Да я сейчас полицию вызову за такие шутки. Раз вам заняться нечем, посидите в отделении.

Тут уже не выдержали некоторые люди из собравшейся толпы:

– Но он же, правда, летал!

– А вы, я смотрю, сообщники, – обрадованно оглянулся сотрудник кафе. – Ну так всех и повяжут, – он достал телефон и начал набирать номер экстренной службы, пока толпа медленно но верно, рассеивалась.

Сидящие на диване переглянулись и запаниковали. Попили, называется, пивка. Они по очереди стали приказывать дивану взлетать. Диван, поколебавшись в сантиметре от земли, взял курс на подъем. Сотрудник кафе все пытался объяснить диспетчеру, в чем дело. Когда диван поднялся на пару метров и продолжал набирать высоту, один из парней крикнул, обернувшись к земле:

– Да пошел ты! – убедившись, что диван продолжает подниматься, он в исступлении добавил, – Пошел ты нахер! Вместе со своим кафе!

А диван поднимался все выше, пока ему не приказали остановиться там, где с парковки не доносилось ни звука. Пережив негодование, ребята стали придумывать, что делать. Единогласно проголосовали за посещение разливного магазина, а после него – курс на дом. Ну немного над парком полетать можно. Диван слушался безукоризненно. Мешали только одиночные фанаты явления, которые прятались за кустами и памятниками и пришли в движение, когда диван взял курс.

Снова потянулись внизу ленты тротуара и дороги. Солнце незаметно село за тучами, и некоторые машины уже включили фары – темная дорога осветилась огоньками. На диване все молчали. Пиво в бокалах закончилось, настроение после кафе слегка испортилось. Ну что за люди, надо же так подговнить! – не сговариваясь, думала компания. И диван, видимо, застеснялся. А может испугался, что незнакомые порубят его на дрова? А ведь за ними станется.

Чтобы не повторять своих ошибок, ребята припарковали диван за углом разливнухи – в темном и тихом месте молчаливого хрущевского двора. Привычным движением, парни спрыгнули с дивана и поспешили в магазин. Чтобы купить пива оставалось полчаса – а вдруг очередь. Вылазка прошла без происшествий. Когда парни вернулись, девушки сидели на диване, закутавшись в плед, и выглядели повеселевшими. Уже обсудили этот вечер, не стесняясь в выражениях. Парни тоже по дороге выплеснули пар, и подходя к дивану, с улыбкой откручивали пластиковые крышечки пузатых баклах.

– Что, дернем и полетим? – предложил первый парень беспроигрышный план.

Через полтора часа все уже были прилично косые. О неприятном сотруднике кафе компания забыла. Диван медленно скользил над верхушками деревьев в парке. Земли было практически не видно, в просветах между тучами горели звезды. Ветерок, к счастью теплый, шевелил волосы на четырех макушках. На полную громкость с телефона играла музыка – смесь бита, бочки и перкуссии. Ребята на диване, абсолютно свыкшись с ситуацией, обсуждали, куда можно полететь в совместное путешествие.

– Да хоть бы раз собраться всем вместе! – убеждал один из парней и так убежденную компанию. Остальные согласно кивали и поддакивали фразами вроде «Да вообще…» – Вот неважно куда. Главное – с кем. А теперь еще и – как! – он ласково потрепал диван по боковине как любимого пса. 

– Слушайте… – протянула девушка в очках и выдержала паузу, ожидая пока все замолкнут. – Вот насчет «как». А если мы сами себе завтра не поверим? Все забудем. Я уже не раз думала, что это сон, и щипала себя за руку, – девушка протянула всем руку с покрасневшим от щипков запястьем.

– Фото! – брякнула вторая девушка, и все подхватили – фото, фото!

Все старательно уселись в кучу и поправили прически, глядя на изображение фронтальной камеры. В темноте было плохо видно лица, поэтому щелкнулись со вспышкой. Потом успокоились и задумались о завтрашнем дне. Пикнул звук включившегося видео, все обернулись: сомневающаяся девушка обводила телефоном окрестности. Иногда она поворачивала экран к звездам и тучам, иногда – к шуршащему парку. На экране была темнота и красный значок съемки.

– Домой? – спросила девушка у притихшей после всплеска возбуждения компании. Парень-хозяин дивана скомандовал «домой» и стал аккуратно на ветру освежать пустые бокалы пивом.

…Утром хозяин проснулся первым. Поднял голову и огляделся – друзья штабелями спали рядом на диване. Одна из девушек до сих пор держала пустой бокал. Хозяин с тихим мычанием уронил голову обратно на подушку – голова трещала от боли. Сколько же они вчера выпили? Сон странный снился: будто летали на диване. Жесть. Вдруг он резко открыл глаза и стал искать свой телефон: фото же было, фото. Открыв галерею, парень уставился на темную фотографию с белыми лыбящимися лицами. Слегка видно плед и все. Будто они просто сфоткались в темной комнате.

– Диван, вверх… – шепотом приказал хозяин. Диван не шелохнулся. Парень разочарованно упал на подушку. – Допился. 

Все спали или делали вид, что спят. Хозяину дивана не спалось. Было щемяще грустно, будто ему снова семь, а старший брат цинично сказал, что деда мороза нет. Парень то закрывал глаза, то пялился в потолок. Что-то постоянно стучало и отвлекало его от грусти. Он привстал на локте и раздраженно огляделся: да что за?

Стучала одна из створок окна. На подоконнике лежали книги, удерживающие створки, которые не закрывались. Перекладина была выломана. С одной стороны окно приоткрылось: то ли книги лежали не вплотную, то ли разыгравшийся ветер все время толкал их, дуя в створки. Тук-тук. Тук-тук. Хозяин дивана медленно улыбнулся.