В преддверии Нового года главный редактор издательства Bookscriptor Екатерина Писарева рассказывает о мире литературы в прошедшем году.

 

Подведение итогов литературного года чаще всего бесполезно и нужно скорее для фиксации в собственной памяти, чем для стороннего читателя. Люди извне литсообщества вряд ли будут вспоминать 2018 год как год, когда не стало Русского Букера, распустили комитет и отменили вручение Нобелевской премии в области литературы, закрыли «Журнальный зал», отпраздновали 100-летие Солженицына – для большинства это будет год рождения их детей, смерти близких, очередных выборов Путина, истории в Керченском проливе. Чего угодно, кроме литературы.

Недавно я участвовала в медиа-дне, рассказывала о культурной журналистике и механизмах работы современных СМИ – один из слушателей на полном серьезе заявил, что литература мертва (причем почила во бозе еще в 19 веке – жестокий, он не дал даже шансов Серебряному), и смысла писать о культуре, конечно же, нет. Но заблуждение велико, книги выходят вопреки всему, прорастают как сорняки в беспризорной почве – и их много, и многие из них обладают особенной ценностью, формируют тренды  и становятся знаковыми. 

К примеру, год назад все радостно бросились читать и обсуждать «Маленькую жизнь» Ханьи Янагихары – ключевую книгу года 2017 года (вышла в конце 2016 г. – прим.), большой американский роман про травму, насилие и толерантность, дружбу и любовь, счастье и обреченность. Кто-то обвинял автора в спекуляции, но не поддаться всеобщему ажиотажу было сложно – книжка, выпущенная стартовым тиражом в 5000 экземпляров, многократно допечатывалась (последняя допечатка – в прошлом месяце) и продолжает распродаваться. В этом году (несмотря на высокий градус накала в обществе и постоянные разговоры о насилии и харассменте) мы видим отход от разговора о травме в сторону механизмов исследования памяти и изучения эмпатии как организующего элемента. Исследование лабиринтов памяти от частной истории («Маннелиг в цепях» Ильи Данишевского, «Кто-то я» Артема Новиченкова, «Стамбул, город воспоминаний» Орхана Памука) до пересмотра глобальной/античной («Мифы» Стивена Фрая или «Дом имен» Тойбина) разрастается и отвоевывает новые территории в литературе. 

Удивительная, колоссальная работа с памятью, проделанная в книге Марии Степановой с говорящим названием «Памяти памяти», принесла ей звание лучшей книги года по мнению жюри престижной премии «Большая книга». А ее выход на международный рынок – в том числе, англоязычный, фактически не интересующийся русской современной литературой – событие уникальное, важное и обнадеживающее.

Или появление романа об огромной человеческой эмпатии и ее возможностях – «Все, способные дышать дыхание» Линор Горалик: в XXI веке спасающим (и – одновременно – карающим) оказывается желание сопереживать и включаться в чужие проблемы. К эмпатии обращаются правозащитники, писатели, журналисты – ежедневное столкновение с эмпатией не могло не отразиться в литературе нашего дня.

Как я уже упоминала, 2018 год был ознаменован темой харассмента, начавшейся еще в 2017-м и предвосхищенный нашим «единственным и неповторимым» Виктором Пелевиным в романе «IPhuck10». В этом году у него же мы увидели размышления о счастье в «Тайных видах на гору Фудзи» и высмеивания #metoo и феминизма. Кстати, если говорить о трендах, то, конечно, не первый год растущий интерес к феминизму достиг своей вершины – в России даже появилось первое феминистское издательство No kidding Press, в крупных издательствах выходят целые серии книг о женщинах и для женщин, а молодые авторы все чаще ратуют за гендерное освобождение в своих текстах. Также мы видим бум янг эдалт литературы и ее разновидностей – нью-эдалт фикшн и мидлгрейд. Все чаще подростковая литература становится популярной у читателей разных возрастов и выходит за пределы жанра.

В апреле 2018 года мы с коллегами организовали премию для начинающих авторов и получили более 2000 заявок. А если точнее – 2050 произведений на разные темы: от взросления и семейных исследований до ЛГБТ-романов. Многие авторы честно описывали свои детские воспоминания – нет ничего более завораживающего, чем частная небанальная память. И если вести грамотную работу в этом направлении – все получится. Мы выделили три номинации: новая реальность (интеллектуальная русская проза), (ключевая, на которую мы сделали ставку) young adult и фантастика/фэнтези. Так в первых двух номинациях выиграли книги про память: «Псих» Катерины Рубинской (янг эдалт роман о взрослении девочки, которая занималась самогипнозом и проходила курс психотерапии) и сборник рассказов «Снег, который я пропустил» Галы Узрютовой о семейной мифологии. Третья книга-победитель – «Семь миллионов сапфиров» Дениса Калдаева – тоже хорошо укладывается в еще один литературный тренд (который пользуется популярностью уже не первый год) – это роман-антиутопия (вспомним, сколько разговоров было в этом году о феномене Веркина и его романе «Остров Сахалин»)

Каким будет 2019 год – сложно сказать. Хочется только верить, что в нем будет меньше писательской фрустрации и читательских разочарований, а впереди – светлое, талантливое будущее новой литературы.


Переходите в редактор и начните писать книгу прямо сейчас или загружайте готовую рукопись, чтобы опубликовать ее в нашем каталоге!