Рассказ Елизаветы Павлецовой «Шепот звезд» вписан в традиции сентиментальной литературы: умирающая героиня переживает последнюю любовь. Героиня юна (судя по ее размышлениям), романтична и хочет жить. Собственно, схожая история была в фильме «Спеши любить», а еще в сотне голливудских романтических картин, у которых, надо сказать, есть большое количество почитателей.

Автор «Шепота звезд» отстраняет читателя от истории, наделяя героев иностранными именами – Джелли и Арон, а также помещает их в пространство условности, где «звезды шепчут голосом моря, подмигивая своими бликами». Плоха даже не сама метафоричность языка, а его вторичность – все образы встречались сотню раз в литературе нелучшего качества, и если автор мог бы отсечь все «сладкие замирающие чувства» и слезы, градом катящиеся по бледным щекам, то, можно сказать с уверенностью, это пошло бы тексту на пользу. Кроме того, само дробление трехстраничного рассказа на главы выглядит странно – фрагменты можно было просто отбить *** и любыми другими методами. Также хочется посоветовать задуматься (просим прощения за неделикатность), а могут ли у незрячего человека «добрые и смеющиеся» глаза?

Можно написать сентиментальный рассказ. Можно написать образный текст. Можно сыграть на человеческой эмпатии. Но все же когда пишешь литературу подобного рода, надо немножечко отстраняться (не только прячясь в заимствованные имена) и изобретать новый язык, новые образы, а также трезво оценивать собственные возможности и принимать во внимание то, что не все читатели текста, также милы и неопытны, как автор.

Шепот звезд 

Глава 1

  

Звезды шептали голосом моря, подмигивая своими бликами. Море мягко и грациозно надвигалось на берег, заглаживая тысячи ямок на песке. Его бархатные прикосновения к ее душе заглушали крики отчаяния сердца о невыносимой боли… Сладкое замирающее чувство исполнения мечты о всепоглощающем, всемогущем море заставляло трепетать ее как крылья бабочки на ветру.

   Ее разрывало на куски от безысходности. У каждого из дней не было ни начала, ни конца. Собственная жизнь не принадлежала ей, так она думала, смотря в окно на парящих ласточек. Вот они порхают в голубой безмятежности жизни. Легкая мелодия крыльев ласточек уносила ее в голубизну небосвода. Жизнь ускользнула и растворилась в стремительном полете птиц. Когда-то была надежда, которая испарилась, оставив после себя лишь невыносимое чувство обреченности.

   Она смотрела на жизнь, которая проходила мимо в окне других людей. И лишь старые часы, монотонно напоминающие о ее будущем, ставшем уже прошлым, были единственным другом.

   Стоило ей закрыть глаза, и она видела миры. Миры, которых не было, но они жили в ее сердце. Жизнь для нее была сказкой. В багровом закате дня. В розовых лепестках, опадающего пиона. В голубом небе.

   Она никак не могла свыкнуться с тем, что стены в хосписе белые. Цвет неба был ее любимым. А стены белые.

   Она всегда думала о каких-то глупостях, когда отец приходил ее навестить. Статный, сильный офицер запаса, смотря на него, по ее бледным щекам начинали катиться градом слезы.

   - Джели, я поговорил с врачом, он разрешил нам ехать на море, ведь ты мечтала о нем. Все равно уже ничего не…..

   - Не исправишь, - закончила Джелли за отца, который замолчав, отвел глаза на белую стену хосписа.- Да, я мечтала…

   Невыразимая боль в один миг захлестнула душу горем, она пыталась кричать небу о помощи и спасении. Жизнь закончилась. И теперь она поняла это навсегда. Мечты не успели стать явью, ведь сама жизнь и была мечтой.

Джелли сидела в коляске у окна. Алый закат дня был в ее честь. Сама природа, жизнь прощались с Джелли. Сюда она больше не вернется никогда.     

   Никогда…

За ночь с неба в бездну земли падают тысячи звезд. Они жили, сияли и хранили чьи-то мечты. Их жизнь сгорела дотла, но на небе взошла новая звезда.

«Может она исполнит мою мечту»…. Шептала Джелли глядя на звезду…

 

Глава 2

   Холодный свет звезд ночного небосвода струился на тонны темной клокочущей воды. Воронки смерча взвивались и крутились над морем словно кобра, готовящаяся к нападению. Смерч заглатывал море и выплескивал его на берег…

   Она проснулась от легкого дуновения морского бриза. Очередной кошмар душил ее, стоило только ей задремать в коляске. Ночи становились с каждым разом невыносимее. Ужасная боль от опухоли не давала спать, дышать, жить…

   «Да, море встретило не так радушно, как я ждала…» - вздохнула она.

   Отец уже спал. Джелли решила прогуляться по берегу. Благо домик, который они сняли с отцом, был прямо у моря, и она самостоятельно смогла выехать на своей коляске.

   Съехав с тротуарной дорожки маленького садика, прилегающего к дому, коляска Джелли застряла в песке. Чем больше она пыталась выбраться, тем сильнее колеса погружались в песок. От беспомощности и досады она разрыдалась.

   - Подожди, ты так еще сильнее застрянешь, я помогу тебе.

Джелли увидела юношу, робко ступающего за псом на поводке. Высокий, атлетического сложения, с добрыми, смеющимися глазами, он вызывал доверие и чувство надежды на спасение.

   - Вот и все дела, - улыбнулся он, с легкостью вытащив коляску из песчаного плена.

   - Я, Арон, живу здесь неподалеку, а это Блэк мой верный друг-проводник – сказал он, погладив пса по голове - А ты приехала отдыхать?

- Да, - робко молвила она.

Джелли забыла о своей боли, и казалось, что небо услышало ее мольбу, вдохнув в ее сердце глоток жизни.   

Новый день начинался с ожидания. Каждый вечер они гуляли под светом звезд, слушая их шепот и посвящая им свои мечты.                                                            

Тонкая нить, становящаяся упругой и причиняющей сладкую боль при разлуке, связывала их хрупкие сердца.

   -Звезды сегодня как-то по-особенному светят на небе, - сказала Джелли, прижавшись к Арону, так как будто боялась его потерять - Как жаль, что ты не видишь их.

    -Я вижу звезды, я вижу тебя, для этого не нужны глаза, - мягко улыбнулся Арон.

   -Ты видишь меня? - спросила Джелли.

   -Да, сердцем, - Арон, поцеловав ее, мягко прижал к себе.

   -Жаль что сердцем, - вздохнула Джелли.

   -Почему?

   -Получается, что оно занято, чем тогда ты меня любишь?

   -Душой. Вон видишь тот куст с синими цветами? Они раскрываются ночью и их красота доступна лишь тем, кто хочет ее видеть.

Любовь обволакивала их своим пряным покрывалом счастья и кружила в водовороте чувств. Синхронная песня родных душ, сливалась с музыкой моря и шепотом звезд.

   Арон, сорвав ночной цветок, положил его в руку Джелли, прикрыв своей.

   - Когда тебе будет страшно или грустно смотри на него и вспоминай меня.        

Никакие слова не звучали так искренне как его пожатие руки и молчание в унисон звездам.

Любовь раскрывалась, как бутон цветка, но ее стягивали сомнения из прошлого и ожидания будущего. Здесь ждали чуда, но оно никак не приходило именно так как ждалось. А чудо просто жило и раскрывалось. Иногда оно пряталось за свои лепестки, боялось, что спугнет долгожданное счастье своим внезапным появлением на белый свет.

 

Глава 3

   Море разбивало волны о край берега, смывая следы Арона. Черные тучи сгущались на горизонте, поглощая небо в свой плен. Воздух, разряженный грозовыми раскатами, сдавливал грудь Арона, привнося в его сердце тревогу и страх. Он вздрагивал от каждого шороха, прислушиваясь к мимолетному дуновению ветра…

   Не дождавшись Джелли, Арон направился к ее домику, обгоняя своего верного поводыря Блэка. Небольшого, крепкого телосложения пса без родословной, но с достоинством несшего свою службу.

Что-то хрустнуло под ногами Арона. Он наклонился и под руки ему попался засохший бутон ночного цветка, который он с трепетной нежностью подарил своей Джелли.

   Сердце Арона кольнуло тонкой иголкой предчувствия. Он побежал по дорожке, споткнувшись, налетел на пустую коляску.

   - Это ведь коляска Джелли, - прошептал Арон. Он стучал в двери, окна. Дом был закрыт. Лишь покинутая коляска стояла в полном одиночестве среди сада.

Отчаяние сдавило удавкой горло Арона. Джелли больше нет…

Раскатистый гром неба прорычал в такт рыку горя, вырвавшегося из сердца Арона.

Волны моря вздымались и обрушивались на берег. Черная вуаль штормового неба легла на землю.

-Джелли, Джелли…,- пытался перекричать рев бури Арон.

   На миг в озарении вспышки молнии он увидел ее. Она стояла перед ним все такая же белокурая, хрупкая с глазами цвета неба.

   Она мягко улыбнулась и подала ему свою руку, тем самым придавая ему силы жить, хотя сама нуждалась в ней не меньше его…

    Арон очнулся на рассвете. Первые лучи солнца рассеяли черноту ночи, уносящую за собой весь ужас бури. «Солнечные зайчики» бегали по зеркальной поверхности моря. Свежий глоток воздуха принес ветер, вдувая на землю дыхание жизни.

Эпилог

   Любовь большой дар жизни. Лишь она определяет, жил ты или нет. Жить не означает, что ты умрешь. Смерть не значит, что ты жил.

   После смерти Джелли Арон каждый вечер приходит на берег слушать шепот далекой, вечно мерцающей звезды, ставшей для него путеводной. Через нее он слышит голос Джелли…

   

Переходите в редактор и начните писать книгу прямо сейчас или загружайте готовую рукопись, чтобы опубликовать ее в нашем каталоге!