Сегодня мы публикуем фрагмент романа «Михаэль Перо. И все. Все. Все» Давида Штерна, вошедшего в шорт-лист литературной премии Bookscriptor в номинации «фантастика/фэнтези». 


Михаэль Перо. И все. Все. Все

.......

Начинать с повествования, не представив Вам главных героев сказки, было бы, с моей стороны как минимум, невежливо. Ведь их имена и судьбы – это непросто слова… вместе с ними я проживал и проживаю свою жизнь. Но не будем о грустном. Итак, встречайте:

Михаэль Перо (медведь)

Религиозный медведь из «Бер-Дичево»; живет один, есть исключительно кошерный мед, соблюдает Шаббат.

Peter Chok / Питер Чок (поросенок)

Питер Порк, согласно представленным документам, родился и жил за океаном. С недавнего времени поселился в «Бер-Дичево». Говорит, что он Чок по папе, а по маме Порк. Сначала он был Порк, и из своих родителей видел только маму. Потом в его жизни снова появился отец, и он снова стал Чок. Потом, со слов Питера, случилась какая-то путаница на путанице и несуразица в несуразице и непонятным даже для самого Питера образом, выйдя из американского паспортного стола в день своего совершеннолетия в карманах, он обнаружил сразу два паспорта. Один на имя Чок, а второй на Порк. Почему уехал из-за океана? Говорит, что устал делать там жизнь, и решил перебраться в небольшой лес оседлой полосы. Хорошо говорит на русском, но часто вставляет в свою речь английские слова. Любит громко слушать музыку, чем сильно нервирует жителей «Бер-Дичевского леса», и из-за чего часто происходят перепалки и драки. С ветками, шишками и камнями. Дружит только с Михаэлем Перо. Тот в свою очередь, принимает его таким какой он есть. И если бы не медведь, который пользуется в лесу безграничным уважением, и который каждый раз заступается за Питер Чока, кто знает, где бы сейчас был поросенок уже в самом начале сказки.

Тетя Софа (сова)

Религиозная сова тетя Софа. Знает все обо всех жителях леса. Считается серым кардиналом «Бер-Дичево». Действующий судья и прокурор в одном лице. Лучше всех в лесу относится к Михаэлю Перо. Хуже всех относится к его другу Питеру Чоку. Говорит, что есть звери, которые видели у Чока, как минимум, четыре разных паспорта, и все они были на разные имена. Сетует в узких кругах, что по этой свинье плачет лесная тюрьма, но не может найти явных оснований для ордера на арест. Много раз просила Михаэля поинтересоваться источниками доходов у Чока. Убеждена, что тот бежал из Америки из-за проблем с властями тех лесов. Очень переживает, что Чок рано или поздно подложит свинью и погубит весь лес, за который она тетя Софа переживает как за свой собственный.

Иван Андреевич (осел)

Все время ломает голову, оставаться в «Бер-Дичево» или уже таки ехать на святую землю. Хороший столяр, отличный портной, кузнец «золотые руки». Обслуживает весь лес. Кому подшить, кому рубанком подстрогать, кому что. Точно сколотил бы неплохое состояние, если бы не пил. Пьет много. Когда пьет, гуляет на лево и на право, азартен. В моменты похмелья собирает чемодан. Представляет, как будучи в Иерусалиме, подойдет к стене плача и будет за все просить прощения. Уже собрав вещи, как правило, достает фляжку с крепкой лесной настойкой… и через пол часа снова разбирает чемодан. Заповеди не соблюдает, но принципиально обходит свиней и кабанов за три версты. Говорит, что для осла-еврея – это последнее дело — водиться с некошерными грязными животными типа свиньи. «Прикоснешься к свинье – в жизнь не отмоешься» — любимая цитата Иван Андреевича.

Джеймс Рэббитович (кролик)

Коренной англичанин, по крайней мере, так говорит сам Джеймс. Отрицает любые еврейские корни. Носит бакенбарды и усы. На груди большой медальон с драгоценным камнем. На завтрак ест овсянку, в пять вечера пьет черный чай. Держит паб «7.40». Обижается, когда узнает, что его за глаза называют евреем-масоном. Не понимает, то ли это из-за дорогого виски в пабе, то ли из медальона на груди. Считает, что наценка 500% — стандартная наценка для такого заведения как у него. Паб всегда забит до отказа. Питер Чок постоянный клиент мистера Рэббитовича.

И сказано в «Священном писании»: каждая выполненная заповедь ведет к выполнению новой, в то время как каждый новый грех подталкивает к следующему – еще более тяжкому»…

 

 

***

За месяц до Рош-Ашана

«Посторонние Ф»

Михаэль Перо хотел было постучаться в дверь к Питеру Чоку, но обнаружив ее незапертой, громко раскашлялся, чтобы его было наверняка слышно и вступил на порог. У Питера Чока был огромный двухэтажный дом прямо в центре «Бер-Дичево». С балкона второго этажа открывался зачаровывающий вид на реку «Тайх» (река на идише), и именно там обычно можно было найти хозяина дома. Михаэль поднялся на второй этаж, но долго не мог понять, куда именно подевался его друг. Осматриваясь в пустой комнате, медведь вдруг увидел розовый торс пяточка на красном диване и ахнул от ужаса.

По пояс раздетый поросенок, в протертых джинсах и рваных кедах свисал с красного кожаного дивана головой вниз. На теле Питера была кровь.

Увидев своего товарища в таком виде, Михаэль бросился к дивану.

— Пётр, все в порядке? Петр, ты меня слышишь? Петя, ответь мне!

Но поросенок не двигался. Медведь схватил своего друга и стал трясти, что было силы.

Петя! Петя, боже мой, ты меня слышишь? Петя ты живой? Господи, ответь мне!

Тут поросенок резко ожил и невероятным образом отпрыгнул от медведя, схватив при этом со стола нож.

— Майк, ты?! – рассмотрев гостя, чуть успокоился Пейтер. – Ты сильно напугал меня, Майк!

— Господи, Петр, я думал, что с тобой что-то стряслось! Дверь в дом была открыта, ты лежишь на кровати весь в крови вниз головой, что я по-твоему должен был думать?!

— Майк, какая кровь?! Это кетчуп! Майк, ты что ни разу в жизни не ел бургер с кетчупом?! Бро, я давно уже перестал закрывать дверь. Кроме тебя ко мне все равно никто не заходит. Я ж специально сделал у дома табличку, чтоб никто ко мне не совался.

— Петь, не уверен, что у нас прямо все знают английский и понимают, что значит «посторонние фоф».

— Что за фоф еще?

Ну, на табличке написано только «посторонние ф», только ф на английском, потом три буквы замазаны, а потом офф снова на английском. И пади знай, что это значит Петь.

— Раз буквы замазали, значит разбираются.

… и еще, Майк – Питер сделал небольшую паузу.  — Я вообще-то просто слушал музыку. Наушники, брат, стали делать совсем незаметными – и поросенок достал из розовых ушек малюсенькие кругляшки.

На голом розовом торсе своего друга Михаэль рассмотрел множество царапин и крепких ссадин.

— Что это, Петр? Что это на твоем теле?

— Бандитские пули – улыбнулся Питер и быстро нацепил футболку.

— Какие еще бандиты в нашем лесу?!

— Старая история. Не стоит ворошить муравейник, Майк. Если бы ты, брат, знал, какого это жить розовому поросенку в Бруклине, не уверен, ты что по-прежнему продолжал бы верить в своего Бога… Это тебе, брат, не библейские истории перелистывать… — тут поросенок понял, что перегнул палку. — Ладно прости, бро. Не хотел тебя обидеть…

— Пустяки, Петр. Нормально все. Я не обижаюсь. Просто странно, что до сих пор не прошли… эти все твои ссадины…

Не забывай, Майк, я ведь свинья, а не собака. Это на них быстро заживает.

 На секунду оба товарища опустили глаза и в комнате воцарилась тишина.

— Кстати, о музыке, Майк, послушай эту песню, она очень крутая! – вдруг решил сменить тему поросенок и подошел к проигрывателю. Питер бережно достал из коробки какую-то пластинку и установил ее аккуратно на проигрыватель. – Майк, джаст лисен (just listen – только послушай), это песня — просто ведро огненных желудей. Майк, это же сам, Кристофор Роубен, понимаешь? Брат, даже не спрашивай меня, где я достал этот винил. Это невероятно! Это же просто Бог музыки. Майк, такому Богу я готов молится целыми днями.

После чего поросенок опустил иглу проигрывателя и закрыв глаза, начал с хрипотой подпевать тому самому Кристофору Роубену:

Если что-то не так с моей деткой,

это значит, что что-то не так и со мной,

и если я знаю, что она вся в печали,

то и я буду весь хмурной.

Кто бы что не хрюкал, мол она не хороша,

Но, эй! Слышь, она моя девочка

И я знаю, что я ее бой

И если у нее вдруг начнутся проблемы

Оооо, я знаю, я знаю, я знаю, я знаю…. еееееее, я решу их все сам собой!!! оуууееее….


Переходите в редактор и начните писать книгу прямо сейчас или загружайте готовую рукопись, чтобы опубликовать ее в нашем каталоге!