Что делать, если вы пишете автобиографичное произведение, а там фигурируют ваши близкие? Ведь не каждому может понравиться, что о нем говорят на страницах книги, которую может прочитать кто угодно. К тому же иногда хочется реальные события и поступки приукрасить или добавить немного авторского вымысла. Но законно ли это? Мы решили спросить у юриста, насколько полно и откровенно можно говорить о реальных людях и событиях в своем творчестве.


Нужно ли менять имена реальных людей? Или можно писать как есть?


Однозначного ответа дать нельзя. В то же время, пишущий о реальный личностях автор должен помнить, что Конституция РФ охраняет право каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Поэтому помните, что если какие-то отрывки книги могут быть расценены как затрагивающие честь, умаляющие достоинство или деловую репутацию, то с вас могут потребовать компенсацию и опровержение. И что тоже очень важно, так это запрет на сбор, хранение, распространение и использование любой информации о его частной жизни человека (сведений о его происхождении, о месте его пребывания/жительства, о личной и семейной жизни). Например, не стоит просто так описывать с подробностями развод подруги или ее любовные похождения. Если она сама вам поведала эти истории, такой сбор будет законным, но это не дает права эту информацию распространять. Нужно получить согласие, разумеется, надежнее всего в письменной форме. Неправомерным распространением полученной с нарушением закона информации (или полученной законно, но распространяемой без согласия) о частной жизни гражданина считается, в частности, ее использование при создании произведений науки, литературы и искусства, если такое использование нарушает интересы гражданина. 


Важно! Имена реальных людей можно не менять, если вы пишете о них достоверную и законно полученную информацию. В то же время, если вы задумали писать мемуары, стоит лишний раз удостовериться, что никто не против в этих мемуарах оказаться

Когда «Код да Винчи» вышел в свет, на Дэна Брауна очень обиделась христианская организация Опус Деи. По сюжету книги она выглядит не очень приятно: зверские практики самобичевания, убийства и кражи. Автор не отрицал того, что эти факты вымышлены, но вот Опус Деи это все равно не порадовало, потому что до этой книги о них не знал почти никто, а после ее выхода все стали думать, что это секта изуверов.



Из последних кейсов на данную тему — фильм Кирилла Серебренникова «Лето». Отнюдь не всем понравился сценарий, например, Алексей Рыбин, один из сооснователей группы «Кино», даже запретил авторам использовать свой образ в этом фильме.



А что с личной перепиской? Можно печатать любовные письма или обмен сообщениями в мессенджере?


Что касается переписки, то здесь нужно принимать во внимание несколько важных аспектов.

  • Во-первых, Конституция РФ гарантирует каждому право на тайну переписки, опубликование которой без разрешения, разумеется, нарушает указанное право. 
  • Во-вторых, сам текст переписки (письма, сообщения) охраняется авторским правом также, как и любое литературное произведение. Иными словами, сколько участников переписки — столько соавторов, имеющих право определять судьбу написанного ими, получать вознаграждение за использование их текстов, а также привлекать к ответственности за использование текста переписки без их разрешения. 
  • В-третьих, если речь идёт о переписке в мессенджере, то создателю/правообладателю мессенджера принадлежат права на дизайн окна, в котором происходит переписка, а равно на все прочие аудиовизуальные отображения мессенджера. Поэтому на использование снимков экрана, на котором открыт, например WhatsApp, необходимо получить согласие правообладателя.

А что если в персонаже книги узнаешь себя, а там тебе приписаны дурные поступки и неприятные черты?


Представим, что в книге упоминается имя реального человека, либо имя не названо, но читателям недвусмысленно дано понять, о ком идёт речь, и ему приписываются дурные черты или поступки, не имевшие и не имеющие места в действительности. Не очень хотелось бы оказаться в таком положении, правда? В этом случае автор может быть привлечён не только к гражданско-правовой ответственности в виде компенсации за нарушение права на честь и доброе имя, но и к административной ответственности за оскорбление и (или) уголовной ответственности за клевету. Так что можете подавать в суд.

Порой завуалированная реальность в произведениях обращается и против авторов. Например, Жак Кассандри в 2010 году опубликовал роман о легендарном ограблении банка в Ницце 1976 года, которое осталось нераскрытым. Но штука в том, что он в нем участвовал. Полиция быстро вычислила, кто стоит за псевдонимом. Естественно, что срок давности дела давно истек, но вот автора все равно арестовали по обвинению в отмывании денег. А там было 30 миллионов франков. Однако, так и не смогли привлечь за это к ответственности. Зато присудили к 2,5 годам тюрьмы и штрафу в 200 000 евро за злоупотребление корпоративными активами и манипулирование рынком недвижимости на Корсике.




Польский журналист Кристиан Бала выпустил роман «Бешенство» с описанием «идеального преступления». Убийство с сокрытием тела. Знакомые обратили внимание, что тремя годами ранее совсем также был убит приятель жены автора — его тело было найдено в реке, а убийцу найти не удалось. Кристиана арестовали, судебный процесс длился долго, потому что все-таки художественная книга — улика так себе. Но вскоре на компьютере автора были обнаружены планы нового убийства вперемешку с черновиками нового романа.



Интересно, что в США существует понятие «public figure» (общественный деятель).
Им защитить свое право на неприкосновенность частной жизни сложнее, потому что нужно доказать, что ложные сведения распространялись со злым умыслом. Предполагается, что это способствует открытости, которая должна сопровождать деятельность таких личностей (парламентариев, чиновников, судей, политиков, лидеров общественных объединений, религиозных организаций). В России таких правил нет, поэтому тот факт, что человек является широко известной личностью, и факты о нем доступны в книгах, СМИ и интернете, не означает, что он не вправе защитить свои права на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, честь и доброе имя.

В 1983 г. журнал Хастлер (Hustler, порнографический журнал, издаваемый в США) опубликовал двусмысленную пародию на известного телепроповедника Джерри Фалуэлла (Jerry Falwell). Последний, разумеется, обратился в суд, обвиняя журнал в клевете, нарушении права частной жизни и умышленном причинении морального вреда. Первые два требования были отвергнуты нижестоящими судами, а вот с последним издателю журнала (Ларри Флинту) пришлось дойти до Верховного суда США, который установил, что общественный деятель не вправе взыскать компенсацию за умышленное причинение морального вреда карикатурой, пародией или сатирой, которые не могли были быть восприняты здравомыслящим человеком как правдивые. Интересно, что после завершения этого дела Флинт и Фалуэлл стали не врагами, а друзьями.