Сегодня мы публикуем фрагмент романа «Режиссер. Инструкция освобождения» Александра Гадоль, вошедшего в лонг-лист литературной премии Bookscriptor в номинации «новая реальность».

Александр Гадоль (настоящее имя – Колесник Александр) родился 06.11.1982

Живет в городе Днепр (бывший Днепропетровск). Окончил теплофизический факультет Днепропетровской металлургической академии. Работал режиссером на различных каналах Киевского телевидения. Путешествовал автостопом по Европе, Азии, Африке и Америке. Был заключенным украинской тюрьмы. Именно там он начал писать свой роман «Режиссер. Инструкция освобождения» на мобильном телефоне, чтобы потом, по выходу, оформить все это в связную книгу. Позже появились повесть «Живучий гад» (изд. «Эксмо», 2017), рассказы «Польский фильм» (изд. «Эксмо», сборник рассказов «Первая любовь»), «Авторский проект» (изд. «Эксмо», сборник рассказов «Трепет чёрных крыльев» 2017), повесть «Большое военное приключение» журнал «Урал» №4, 2017), Лауреат международного литературного конкурса «Русская Премия» 2016 года за роман «Режиссёр. Инструкция освобождения» – опубликована издательством «Эксмо» в 2017 году.


Режиссер. Инструкция освобождения
(фрагмент)

3

Тюрьма, где я был, построена из мусора. Из старых разрушенных домов взяли битые кирпичи, кафель, ржавые трубы и старые чугунные унитазы. Краской для пола покрасили нары. Намордники на окнах – отходы производства пивных крышечек, а решётки – ржавые железяки, выдранные из бетонных плит.

По сути, тюрьма – свалка строительных отходов. Огромная мусорная куча, отсортированная и выложенная домиком. Живут в ней люди, которых другие люди признали отбросами. Питаются отбросы тем, что на воле выбрасывают на помойку.

Тюрьма с момента постройки выглядит развалиной. Новой её никто не видел, даже старожилы – рецидивисты, у которых по сто отсидок. Её латают, конопатят, стягивают винтами, она вот-вот развалится и это «вот-вот» рождает смутную надежду. Но тюрьма стоит и, если подсчитать, как долго она стоит, то надежда – не надежда, а безнадёга.

Глядя на трещины, дыры, гнилую штукатурку, плесень, тараканов, клопов и следы чесоточных клещей на моих запястьях я мечтал о разрушении. Я хотел, чтобы началась революция, война, снаряд попал в стену, и мы сбежали. Взрыв, война, любой катаклизм, вплоть до Конца Света, об этом мечтают все зэки, интуитивно догадываясь, что без разрушения свободы не бывает.

Я фантазировал яйцо и цыплёнка. Яйцо разбивается и появляется цыплёнок. Эта метафора взбадривала по утрам, где-то между семью и десятью часами, когда в хате было тихо. Большинство арестантов отсыпалось после ночи, а небольшинство не создавало шума, чтобы большинство подольше не просыпалось.

4

Каждое утро проверка. Продольные заходят с наигранной смелостью, как дрессировщики в клетку с равнодушными зверьми. По углам брандспойты, на ремнях игрушечные револьверы. В камере жарко и пахнет зверинцем. Зэки в трусах. Глаза потускневшие, как у старых свиней, жопы грязные, зубы стёртые.

Все мы едим свиное сало в неимоверных количествах, чтобы не заболеть туберкулёзом. Оно не портится от жары, только желтеет. Когда сало невыносимо есть свежим, его варят с чесноком или жарят кипятильником.

Кипятильник – тюремный швейцарский нож. Он может то, чего другие не могут. Кипятильник распускают на заточки. Заточками режут хлеб, сало, вскрывают вены на локтевых сгибах.

Кипятильник может пригодиться на необитаемом острове, если на остров попадёт зэк, а не кто-то другой. Другому кипятильник не пригодится.

5

Я спрашивал любого зэка, а что бы он выбрал – десять лет на острове или пять лет в тюрьме?

Зэк отвечал – на острове.

Суши из японского ресторана или мороженое?

Мороженое.

Дюжину устриц или яичницу?

Яичницу.

Бутылку шампанского или кружку чистой родниковой воды?

Зэк отвечал «шампанское», а потом, подумав, отвечал «воды».

Бывало, заходила кому-то чистая вода из артезианских источников. Мне доставалась кружка холодной очищенной воды. Я сразу чувствовал разницу между водой со свободы и водой из тюрьмы. Разница такая, что хотелось плакать.

6

Из зловонной ниши под названием «дворик для прогулок» видно только небо. Небо сквозь сетку кажется близким и далеким. Доступным и недоступным, как раскаявшаяся порнозвезда – так однажды пошутил Режиссер, глядя вместе со всеми на решётчатый потолок.

Все, кто стоял рядом с ним в тот день, сделали вид, что не расслышали, а Режиссер сделал вид, будто разговаривает сам с собой. Вместе они сделали вид, и это их немного сблизило. Режиссер – это я. Такой мой навес, то есть, тюремное имя.

7

Дворик для прогулок мерзкое место. Шершавые стены. Углы заплёваны жёлтой дрянью. Зэки выходят в дворик прохаркаться после пыльной камеры. Их мокрота скапливается по углам.

На стены лучше не смотреть – вся нижняя часть покрыта присохшими нечистотами из воспалённых носоглоток. Лучше смотреть на небо, но и небо загажено решёткой.

На стене бывает солнечная полоска. Можно на цыпочках дотянуться до неё и позагорать. Веки просвечивают красным, и под кожей образуется витамин D. Чувствую себя растением. Фотосинтез и прочее. Думаю обо всех райских местах, какие видел на картинках. Безлюдные пляжи, пальмы, леса, поля и морские просторы. Всё райское безлюдно. Где нет людей, там только звёзды. Мечта о необитаемом острове – моя любимая мечта. 

8

Когда-то на месте тюрьмы было райское место. Давным-давно, когда людей здесь не было, только животные. Был пруд, плавали кувшинки, небо отражалось в застывших водах. Изредка медведь доставал карасей. Лоси приходили на водопой. Всё делалось тихо, даже птицы пели так, чтобы не нарушить и не расплескать.

Небо над всем было огромное, не поделенное на квадратики. Солнце светило беспрепятственно до самой земли, не упиралось в бетон или чью-то небритую заспанную харю.

С закрытыми глазами хорошо слышны звуки со свободы, будто стены исчезли и я на улице, рядом с людьми и машинами. Звуки свободы – это звуки проезжающих мимо машин.

Все смотрят на небо, потому что смотреть больше некуда. На стены смотреть противно. На воле неба навалом, но никто на него не смотрел по-настоящему. Там жмурились от солнца и прятали глаза за тёмными очками. А здесь, без сантиментов, как животные, а не поэты, любуются облаками. Заглядывают в небо и похожи на падших ангелов из глубин ада. 

9

Я попал в тюрьму по неосторожности. То есть, я был предпоследним, от кого отрикошетила судьба и прибила тех, кто последний. Как в футболе – гол забивает тот, кто последний дотронулся до мяча.

Мое преступление считается тяжелым. Это не юридическая классификация по степени тяжести, а реальная тяжесть. Многие не выдерживают её и спешат умереть, чтобы облегчиться. Совершить такое преступление всё равно, что неизлечимо заболеть или на всю жизнь покалечиться.

10

С виду я не преступник и судья сжалился надо мной. Мне дали подписать бумажку – подписку о невыезде – письменное обещание не покидать пределы города, а если покину, то мне смерть. Так можно сказать про тюрьму, что она, как смерть. Для меня это одно и то же. Я боялся тюрьмы, как смерти не потому, что страшные слова созвучны, а потому, что все знают, что в тюрьме страшно.

Все, кто знает, что в тюрьме страшно, в тюрьме не сидели, но уверены, что тюрьма – страшное место и лучше там не сидеть. Я тоже знал. Наверное, это знание из того же источника, что страх перед смертью. Никогда не умирал, а знаю, что умирать страшно. 

11

Адвокат сказал:

– У тебя два шанса избежать тюрьмы, – сказал и показал два пальца, указательный и средний, как знак победы или мира, или международного обозначения четверти виски «на два пальца». – Первый – сбежать, а второй подкупить судью и прокурора.

– На первый у тебя нет денег, – сказал он, – На второй тоже. Значит, ищи бабло. Для этого тебя и выпустили на подписку, понял? Тебе доверяют, так что не подведи. Судья очень рискует, все рискуют. Дело за тобой. Найдёшь бабло – будешь в шоколаде, а нет – так нет.

Я поверил адвокату. Других вариантов не было. Мне хотелось кому-то верить, потому что себе больше не верил.

Мог бы, конечно, не верить адвокату, но его вариант предполагал спасение.

Два шанса на спасение – почти удача.

12

Шансы без денег не работали. Деньги, надежда и жизнь – звенящие анаграммы одного и того же. Можно прислушаться и различить, что слова вселяющие надежду так же созвучны, как слова вселяющие страх. Я их много раз повторял и знаю, о чём говорю.

Я смотрел на денежные бумажки (у меня их было несколько) и завидовал тем, у кого их много.

«КОГДА ИХ МНОГО, ОНИ СИЛЬНЫ».

Откуда-то я это знал, как знал про тюрьму, смерть и прочие вещи, которые всем известны.

«ДЕНЬГИ РЕШАЮТ ВСЁ».

В эту аксиому верилось легко по той же причине, по какой легко верилось, что в тюрьме плохо. Много людей не станет повторять одно и то же просто так. Стало быть, это народная мудрость.

13

Разглядывая деньги, я размышлял о том, как их приумножить, чтобы они обрели силу решать всё. Ничего в голову не шло, кроме того, чтобы пойти воровать.

Я сказал адвокату:

– Как могут бумажки что-то решать? Ведь это бумажки!

Он меня услышал, но сделал вид, что не услышал.

Мне стало неловко, что болтнул глупость, и я сделал вид, будто ничего не говорил.

14

Весь день я думал о деньгах, и стало казаться, что весь мир тоже думает о деньгах. Чтобы отвлечься включил телевизор, а там тоже думали о деньгах, только вслух.

Это был образовательный канал Дискавери. Там показывали образовательные программы про всё на свете. Из программы я понял, что самыми первыми деньгами были не монеты, а перья. Это была интересная гипотеза. Она подтверждалась несколькими пословицами и поговорками.

Оказывается, современные бумажные деньги – это копии копий древнейших перьев из короны вождя и в современном мире они означают ценность, что не умещается в кармане, но которую постоянно хочется иметь при себе.

Там сказали, что «громоздкая ценность лежит в хранилище, и её не носят за собой, а носятся с бумажками, на которых написано, что они означают ценность, которая лежит в хранилище, и её не носят за собой, а носятся с бумажками, на которых написано, что они означают ценность, которая лежит в хранилище, и её не носят за собой, а носятся…»

Всё просто, как в детстве, когда у меня был игрушечный пистолет или кривая палка, которая стреляла воображаемыми пулями, как настоящими. Я заигрывался и забывал, что играю. В детстве всё по-настоящему, даже то, что понарошку.

15

В телевизоре сказали, что популярная пословица «БАБЛО ПОБЕДИТ ЗЛО» раскрывает истинное значение денег, как универсального умиротворяющего средства. Это значит, что изобретение денег спасло человечество от хаоса и навело порядок.

Исследуя эту поговорку в связке с ещё одной, не менее известной, что «ПРОСТИТУЦИЯ – ПЕРВАЯ ДРЕВНЕЙШАЯ ПРОФЕССИЯ», авторы передачи пришли к выводу, что деньги придумали в глубокой древности, чтобы платить проституткам. Или плодить проституток, что по созвучности этих слов, должно быть, одно и то же.


Переходите в редактор и начните писать книгу прямо сейчас или загружайте готовую рукопись, чтобы опубликовать ее в нашем каталоге!